Растут кристаллы в Богородицке

Наука и технологии
«Эксперт» №8 (597) 25 февраля 2008
Провинциальный постсоветский завод сумел использовать свои уникальные возможности, чтобы закрепиться в одной из самых высокотехнологичных ниш мирового рынка
Растут кристаллы в Богородицке

Можно только догадываться, о чем думали представители CERN, Европейской организации по ядерным исследованиям, когда в 1993 году ехали в Тульскую губернию — в маленький провинциальный городок Богородицк. В России в то время танки стреляли по парламенту, а экономика рушилась буквально на глазах. Но у посланников мировой научной элиты не было выбора: именно в этой непредсказуемой России и именно в этой провинциальной глуши находился завод, который, единственный в мире, был способен обеспечить знаменитый ускоритель LHC — крупнейший международный эксперимент в области физики высоких энергий — необходимым количеством кристаллов-сцинтилляторов.

Мы приехали в Богородицк через пятнадцать лет после церновцев. В городе за это время мало что изменилось. Те же разбитые дороги, та же неспешность и тишина — полное ощущение, что скоростной локомотив современной жизни несется где-то в стороне, и даже гудков его сюда не доносится.

В этой уютной глухомани в три смены работает не имеющее аналогов в мире предприятие, владеющее сложнейшими технологиями. Причем работает на экспорт, на один из самых высокотехнологичных и наукоемких рынков. Богородицкий завод технохимических изделий (БЗТХИ) — основной поставщик кристаллов-сцинтилляторов для ускорителя CERN. Он выращивает кристаллы, с помощью которых, возможно, удастся обнаружить так называемую темную материю, и готовится атаковать только зарождающийся рынок оборудования для солнечной энергетики.

По иронии судьбы и кадры, и технологии, и вся производственная база, которые позволили заводу выйти на рынок международных научных экспериментов и уже второе десятилетие удерживать позиции лидера в своей области, — это наследство отечественной телевизионной промышленности. Абсолютно неконкурентоспособной отрасли, которая умерла сразу после того, как рынок страны был открыт для импортной техники. С конца 70-х БЗТХИ являлся головным в Союзе предприятием по выращиванию кристаллов ниобата лития (LiNbO3) для ПАВ-фильтров — преобразователей сигнала в телевизионной технике. Под эту задачу завод получил огромное по мировым меркам количество установок для роста кристаллов — 120 ростовых печей. Промышленное выращивание кристаллов по методу Чохральского требовало технологов-кристаллографов и специалистов по обработке готовых кристаллов — так сложился кадровый состав предприятия.

Когда отечественные телевизоры стали никому не нужны, завод встал. И стоял почти год. В той ситуации неожиданное предложение CERN, обещавшее загрузить мощности завода на многие годы вперед, было равносильно чуду.

Наследство «Темпов» и «Рубинов»

В самом большом цехе завода — ряды толстостенных цилиндрических камер, в которых при высоких (до 1900 градусов) температурах и давлениях формируется кристаллическая решетка нового материала — растут кристаллы. Так выглядит фабрика по производству кристаллов по методу Чохральского. Суть этого метода — в вытягивании кристалла из расплава с помощью затравки. Затравка представляет собой маленький кусочек того материала, котор