Письма читателей

Обзор почты
«Эксперт» №24 (613) 16 июня 2008

2008, № 23 (612)

Магические 200 

Ясно, что нефть нужна всем. Она будет стоить еще дороже. При этом ОПЕК, нефтяные трейдеры и финансовые спекулянты обвиняют друг друга. Но это не может продолжаться бесконечно долго. Нефтяной кризис как мировая проблема может разрешиться глобальными столкновениями за обладание ресурсами.

Поводы для вмешательства во внутренние дела номинальных хозяев нефтяных месторождений могут быть самые разные: «неправильная» демократия, разработка ядерных мощностей, ущемление прав национальных меньшинств и т. д.

«Магия» в том, что людей много, кушать хочется всем, а еды на всех нет и потом не будет. Значит, чьи-нибудь интересы непременно будут ущемлены, кем-то или чем-то придется пожертвовать.

Валерий Гамм

 

Без претензий на полноту могу предложить такой рабочий вариант модели. Основная идея — включить в рассмотрение полный цикл оборота денег, с момента оплаты поставок до момента возвращения этих долларов «на родину в США» в виде вложений в фондовый рынок и оплаты (это ключевой момент) поставок оружия в нефтедобывающие страны. Понятно, что эти возвратные доллары как-то санируются центральным банком для недопущения инфляции внутри страны. Таким образом, мы можем ввести понятие эффективной стоимости нефти для экономики, любопытно, что эта эффективная стоимость может быть даже отрицательной!

В предельном случае все нефтедоллары возвращаются в США, например в виде военных заказов, номинальная цена которых регулируется правительством. (В том, что это так, нетрудно убедиться, если учесть, что все крупные сделки заключаются только на межправительственном уровне.) Другими словами, номинальная цена нефти перестает быть важной для экономики США в целом и может быть отпущена в «свободное плавание».

Если включить в модель дополнительный ковариант «объем текущих военных заказов», то можно ожидать положительной корреляции на средних (два-три года) временах.

Если предложенная модель верна, то подъем цен на нефть прошлого года связан с крупным договором на поставку оружия Саудовской Аравии (заключен, если не ошибаюсь, в сентябре 2007-го). А нынешний скачок цен связан с начавшимися переговорами с той же СА о строительстве ядерных электростанций. Точнее, с «утечкой» информации о таких переговорах.

Выводы (в рамках предложенной модели):

1) цена на нефть не имеет для США никого значения, если все нефтедоллары возвращаются назад. Более того, высокие цены — это благо для экономики США в целом, тем более что это позволяет незаметно «отыграть назад» с такой политической помпой представленное снижение подоходных налогов;

2) к падению цен на нефть может привести провал переговоров по ядерным станциям, что вероятно, если Иран сможет разрушить образ «абсолютного зла» и ядерной угрозы, который так упорно навязывается ему США.

Александр Маратович Садыков

 

В контексте вышеизложенного хочется подчеркнуть, что в данном случае это не чисто экономическая, а еще и политическая модель. Нефтяная отрасль крайне политизирована, несмотря на ее рыночный облик. Например