Мясной бунт

Политика
Москва, 23.06.2008
«Эксперт» №25 (614)
Кризис вокруг возобновления поставок американского мяса в Южную Корею свидетельствует о глубинных противоречиях внутри корейского общества. Нынешнему президенту справиться с ситуацией пока не под силу

Еще в феврале этого года Ли Мён Бак мог с полным основанием полагать, что его жизнь удалась. Бывший руководитель крупнейшей корейской компании Hyundai и бывший мэр Сеула вступал в должность президента Южной Кореи после выборов, на которых он с рекордным разрывом победил своего конкурента. Его партия «Ханнара» контролировала южнокорейский парламент, а личная поддержка среди населения значительно превышала 50%.

Спустя сто дней ситуация изменилась кардинальным образом. Уровень поддержки Ли Мён Бака упал до 20%, кабинет министров почти в полном составе подал в отставку, в Сеуле чуть ли не каждый день проходят многотысячные акции протеста, из-за которых отменяются международные конференции, а экономика страны находится в худшей ситуации за последние годы.

Легкость декабрьской победы оказалась обманчивой. Ли стал управлять Южной Кореей так, как будто в его руках оказалась очередная крупная корпорация. На четвертом месяце выяснилось, что такой «бизнес» южным корейцам не по душе.

Много шума из ничего

Со стороны главная причина стремительного падения Ли Мён Бака выглядит несколько надуманной — в апреле правительство Южной Кореи подписало соглашение с США о возобновлении поставок говядины, прерванных в 2003 году после вспышки коровьего бешенства на нескольких американских фермах. С тех пор ничего подобного американские коровы себе не позволяли, и правительство США вот уже несколько лет пытается вернуть американское мясо на азиатские рынки.

Сегодня американскую говядину уже можно купить в Японии, Гонконге и Сингапуре. Правда, речь идет только о мясе телят моложе 30 месяцев (21 месяца в случае Японии). Считается, что вероятность заболевания увеличивается с возрастом коровы. Такая же договоренность была и с Южной Кореей — вплоть до октября прошлого года, когда в американском мясе обнаружились кости. С тех пор поставки говядины из США были заморожены.

И вот в апреле президент открыл южнокорейский рынок для американской говядины без каких-либо возрастных ограничений, и это вызвало крайне резкую реакцию общества. Ли Мён Бак и до этого решения считался проамериканским политиком, а теперь широкая публика решила, что он и вовсе продался американцам. Южные корейцы вообще крайне националистичны и очень настороженно воспринимают любые попытки открыть местный рынок для иностранных компаний или продуктов. Кроме того, здесь очень неоднозначно относятся к США — антиамериканизм широко распространен среди левого электората, и без того недовольного приходом к власти правого Ли Мён Бака.

Одним словом, корейского президента обвинили в стремлении принести здоровье обычных корейцев в жертву своим деловым интересам — сам-то Ли, небось, американское есть не будет!

Так «мясной бунт» стал катализатором протестных настроений самых разных общественных групп — среди организаторов демонстраций в Сеуле оказалось более полутора тысяч неправительственных организаций.

Ради великой цели

Апрельский «говяжий пакт» мог бы считаться отличным решением, если бы речь шла о бизнесе, а не о политике.

У партнеров

    «Эксперт»
    №25 (614) 23 июня 2008
    Инфляция
    Содержание:
    Немонетарная кардиограмма цен

    Опрос компаний АПК, пищевой отрасли и стройкомплекса показал, что корни нынешней инфляции лежат в разнообразных несовершенствах рынков и неумении государства достаточно эффективно эти рынки регулировать

    Реклама