Победа при «Грюнвальде»

Русский бизнес
Москва, 23.06.2008
«Эксперт» №25 (614)
Ввязавшись в проект строительства сети экологических супермаркетов, простой коммерсант Евгений Тростенцов, можно сказать, сменил профессию. Теперь его дело — придумывать и давать жизнь необычным бизнес-концепциям

Евгений Тростенцов человек открытый, но с секретом. К нему бизнес-тренеры водят на учебу молодых предпринимателей. С виду он такой же, как эти люди, — быстрый в движениях и в мыслях, абсолютный прагматик, трудяга. С шести утра в офисе. Говорит, что это ритм, заданный с 90-х годов: бизнес у него тогда был в Нижневартовске, и приходилось вставать в половине пятого, чтобы к девяти в московских банках совершить операции. А сейчас, живя в Москве, себе дороже выезжать из дома после семи — из-за пробок. Понятно. Участники бизнес-экскурсии кивают, чувствуя, что ничего-то им непонятно, и он не такой, как они, а уже другой. Осматривают его владения: торговый зал экологического супермаркета «Грюнвальд», первого и пока единственного в России, затем — роскошный подвал, где менеджер-француз по имени Оливье на ломаном русском рассказывает о коллекции единственного в стране винного погреба. Пробуют свежесделанные — пока они были в погребе — конфеты из экошоколада. Кстати, Тростенцов готов продать им по франшизе маленькое шоколадное производство, и несколько человек сразу вступают в переговоры. Общая беседа ходит кругами: «А как вам пришло в голову...» — и он охотно без устали рассказывает.

Все началось утром 1 января 2001 года. Евгений Тростенцов — преуспевающий региональный дистрибутор продуктов питания (в числе его активов — крепкая логистическая цепочка по поставкам дешевой водки в районы компактного проживания нефтяников и газовиков), с телевизионным пультом в руках лежит дома на диване (редкий случай!) и натыкается на передачу про экомагазины в Европе. Спрашивает у жены: «Что это такое?», «Первый раз слышу», — отвечает та. На другой день он вылетает в Германию — посмотреть на экомагазины живьем. Через месяц летит опять, на специализированную выставку экологических продуктов*, и заболевает этой темой. Объявляет о своем новом проекте — сети экосупермаркетов. Ищет соинвестора и находит. В 2005 году открывает в Москве магазин «Грюнвальд».

Дальше начинается самое интересное. Дело в том, что рынок экологических продуктов и экологического ритейла, бурно развивающийся на Западе (15–20% роста в год на фоне общей стагнации), в России как отсутствовал в 2001 году, так и сейчас практически отсутствует. Рассказывают про немца, который в Тульской области завел биоферму на 13 коров, но недавно сбежал оттуда, не выдержав прелестей общения с местной администрацией. Открывшиеся было в Москве экомагазины, кроме «Грюнвальда», благополучно закрылись. Несколько интернет-проектов работает в режиме поставок под конкретный заказ, продукты привозят из Европы раз в неделю. Что касается «Грюнвальда», то движения в сторону сети пока не видно никакого, объект на Рублевке остается уникальным.

Неужели вышла промашка с трендом? И не в этом ли причина появления винного погреба, шоколадной франшизы, рынок алкоголя и сладостей разогревать не надо? В интервью «Эксперту» Тростенцов объяснял, почему речь идет не о поражении, а наоборот, о победе.

— Евгений, объясните, каким бизнесом вы занимает

У партнеров

    «Эксперт»
    №25 (614) 23 июня 2008
    Инфляция
    Содержание:
    Немонетарная кардиограмма цен

    Опрос компаний АПК, пищевой отрасли и стройкомплекса показал, что корни нынешней инфляции лежат в разнообразных несовершенствах рынков и неумении государства достаточно эффективно эти рынки регулировать

    Реклама