Накануне великой революции

Общество
«Эксперт» №42 (631) 27 октября 2008
О том, как структурно-демографические процессы приводят к острым и продолжительным политическим кризисам, рассказывает Петр Турчин
Накануне великой революции

Мир входит в период нарастающей нестабильности. Причины напряженности лежат глубже, чем об этом обычно говорят экономисты и политологи. В этом уверен Петр Турчин, один из исследователей знаменитого Института Санта-Фе (Santa Fe Institute), который занимается междисциплинарными проектами. Как один из авторов структурно-демографической теории Петр Турчин полагает, что Соединенные Штаты только втягиваются в продолжительный период острой политической нестабильности.

Междисциплинарный подход

— Что вообще такое Институт Санта-Фе? Что выделяет его из общего ряда?

— Институт Санта-Фе интересен своей ставкой на междисциплинарные исследования. Уже довольно давно стало ясно, что для того, чтобы получать принципиально новые результаты, нужно собирать умы из совершенно разных дисциплин. Американцы где-то в 80-х годах это почувствовали. И в 1985 году четыре лауреата Нобелевской премии, два экономиста и два физика (один из них Мюррей Гелл-Манн), собрались вместе, пригласили других ведущих ученых из самых разнообразных дисциплин (от физики до истории) и сказали: «Сейчас есть тенденция все большей специализации в науке, а самые интересные проблемы могут быть решены только при междисциплинарных подходах». И создали Институт Санта-Фе.

— И каковы результаты?

— Сегодня наука о сложности (complexity), которая родилась в Санта-Фе, стала общепризнанной дисциплиной. Кроме того, институт поучаствовал в революции в экономической науке. Вы, конечно, знаете, что экономика — наиболее, так сказать, математизированная область в социальных науках. Но при этом экономисты до недавнего времени были полностью под властью так называемой теории рационального выбора — это в чистом виде подход к человеку как к homo economicus. При этом модели, по которым считали экономисты, были равновесные, то есть статичные, а не динамические.

Все это очень сильно ограничивало понимание реальных экономических процессов. Сейчас доказано экспериментально, что большинство людей руководствуются не только экономической выгодой, но и стремлением вести себя правильно. Например, многие не пойдут торговать наркотиками, даже если это экономически очень выгодно и им за это не грозит никакое наказание.

Такие мотивации можно учитывать разными способами, по-разному моделировать и измерять.

— А еще какие-нибудь столь же впечатляющие примеры есть?

— Сегодня в институте создано уже очень много разных обществоведческих в широком смысле слова теорий. Есть, например, очень интересные модели эволюции фирм. Как компании образуются, почему они становятся успешны, почему они потом распадаются. Это крайне интересно, потому что механизм эволюции фирм практически параллелен механизму развития великих империй. Только в истории этот цикл занимает, скажем, тысячу лет, а у фирм это несколько десятилетий. Есть другие теории — экономические, социальные, исторические.

В исторической науке, кстати, появляется все больше и больше интересных результатов. Но, пожалуй, наиболее успешное новое направление — структурно-демографическая теория.

Петр Турчин - Профессор экологии и математики Коннектикутского университета (University of Connecticut) и Института Санта-Фе. Автор книги «Историческая динамика: на пути к теоретической истории» (URRS, 2007).