Лягушка в кувшине с судейскими

Общество
Москва, 01.12.2008
«Эксперт» №47 (636)
Если проявишь достаточно упорства, то судей, принимающих неправосудные решения, будет изобличать даже математика

Увидев Волкова в судебном зале, судьи прячут глаза. Кому недостаёт сдержанности, потихоньку фыркают — или как это нужно назвать, чтобы ненароком не оскорбить высокий статус федерального судьи. И вместо слушания дела разражается мерлезонский балет с выходами и входами.

Председательствующий сообщает, что от одной из сторон поступило ходатайство об отводе всех трёх судей, назначенных слушать дело. Судьи складывают свои бумажки, встают (и все, понятно, тоже встают) и выходят из зала. Пауза — когда десять минут, когда и час. Секретарь просит присутствующих встать. Все встают. Входит заместитель председателя суда, садится — и все садятся. Зампред оглашает ходатайство об отводе всего состава судей. Укладывает его в папочку, встаёт и уходит в совещательную комнату совещаться сам с собой. Все встают и садятся. Пауза — когда пять минут, а когда и двадцать. Зампред суда возвращается. Все встают и садятся. Зампред достаёт из папочки и оглашает своё решение: в ходатайстве отказать — и выходит из зала. Все встают и садятся. Пауза — тут не меньше часа: у кого-то из так и не отведённых судей идут другие слушания. Наконец судьи возвращаются. Все встают и садятся. Далее заседание идет обычным манером.

Поскольку исход слушаний предрешён, Волков на них уже не является, но балет неукоснительно исполняется и без него. Судьи встают, садятся, входят, выходят, с омерзением наскоро проборматывают знакомые уже наизусть тексты — перед почти пустым залом. В пятый, десятый, двадцатый раз даётся этот всем осточертевший спектакль: стандартное ходатайство Волкова об отводе судей — стандартный отказ — слушание — решение не в пользу Волкова, всё более свирепое.

Что происходит? Зачем Волков это делает? Он что, сумасшедший?

Нет, он не сумасшедший, это только так кажется. Лягушка из знаменитой притчи, без видимого смысла барахтавшаяся в кувшине с молоком, тоже казалась сумасшедшей. Нормальной выглядела её товарка: она сложила лапки и утонула.

Доказать, что такой-то судья коррумпирован, а такое-то его решение неправосудно, совсем не простое дело. Речь не о цепочке обжалования — от одной инстанции к другой, — хотя и на этом законном пути у людей случаются гигантские трудности. Речь о том, как вообще трудно убедить в неправосудности решения человека, не включённого в конкретный процесс. Ты ему рассказываешь: мол, по закону так, а судья гнёт этак, — и ждёшь, что он разделит твоё негодование. А он в ответ: а почему я должен верить тебе, а не судье и не твоим оппонентам? И ведь он прав: презумпция невиновности, конечно же, распространяется и на судью. Даже если более высокая инстанция отменит решение, это не докажет коррумпированности судьи: судья мог ошибиться, мог впасть в искреннее заблуждение — наконец, коррупция могла сказаться, напротив, в надзорной инстанции.

В истории А. Д. Волкова, генерального директора ИК «Минфин», я впервые увидел, как утверждение о коррумпированности судей получает совершенно внеличное, не опирающееся на субъективные суждения о правоте сторон доказательство

У партнеров

    «Эксперт»
    №47 (636) 1 декабря 2008
    Экономический кризис в регионах
    Содержание:
    Катастрофа откладывается

    Обзор экономической ситуации в регионах показывает, что России до действительно тяжелой депрессии еще далеко, а скорее всего, ее и не будет. После серьезного спада в 10–15% годовых и не очень продолжительного периода стагнации в регионах начнут быстро развиваться центры новых структурных сдвигов

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Рейтинг
    Реклама