Общество памятников

Культура
Москва, 16.02.2009
«Эксперт» №6 (645)
Известный писатель Сергей Носов изучил тайную жизнь петербургских памятников и написал о ней книгу. А потом провел с «Экспертом» экскурсию по местам скульптурной мифологии и монументальной магии

У китайского правителя Цинь Шихуанди есть терракотовые солдаты. У города Петербурга — бетонные вожди, гипсовые летчики, бронзовые императоры и даже деревянные идолы Чансын. Эти обитатели могут вести себя по-разному: если у Пушкина Медный всадник грозными ночами носится «на звонко-скачущем коне», то писатель Сергей Носов (финалист «Букера» — с романом «Хозяйка истории», драматург, чья пьеса ставилась в БДТ… в общем, персонаж из первого ряда литературного СПб.) обнаружил Менделеева, который курит, Чкалова, который сидит на трубе, и Грибоедова, у которого свело ногу.

— Можно признаваться в любви к музыке или, например, жукам, — говорит Сергей Носов. — Но как-то язык не поворачивается сказать: я люблю памятники. И тем не менее — я как раз тот, кто любит памятники. У меня к ним очень личное отношение, не связанное с их ценностью. Для меня памятники — своего рода тихая такая цивилизация. Только кажется, что они как поставлены, так и стоят. На самом деле они постоянно перемещаются с места на место, взаимодействуют друг с другом, со средой, с людьми. А живут, кстати, недолго — за исключением редких избранных. Средняя продолжительность жизни памятников значительно меньше, чем у людей.

Мы встречаемся у станции метро «Чкаловская», поблизости от которой расположено целое гнездо этой любопытной цивилизации. Большинство объектов, интересующих Носова, найдешь далеко не в каждом путеводителе, при этом всем им присуща какая-нибудь неочевидная особенность, маленькая странность. Именно таким монументам — вроде счастливого Кирова во дворе мясокомбината, Менделеева с папироской или памятника собаке Павлова — посвящена новая носовская книга «Тайная жизнь петербургских памятников».

Пасмурный день в середине долгой питерской зимы, город деловито-неряшлив. Над пятачком на углу Чкаловского проспекта и Пионерской улицы висит тяжелая, грязно-коричневая, грубоватой и мощной лепки голова. Импровизированный постамент теряется в ранних сумерках.

— Это один из самых любимых моих объектов. Я называю его Чкалов-на-трубе. — комментирует Носов. — Памятник самоустановленный — бетонный бюст Чкалова помещен на врытую в землю трубу, из головы у него торчит крюк. В доме рядом была мастерская скульптора-азербайджанца Ягуба Алибабаевича Имранова — вполне советского деятеля искусств, посвятившего жизнь ваянию ударников труда и пионеров-героев. В конце восьмидесятых он безо всяких согласований пригнал сюда подъемный кран, голову Чкалова подцепили за крюк и водрузили на трубу. Раньше весь этот небольшой скверик был заставлен пивными ларьками, самоустановленный Чкалов спрятался за ними и благополучно пережил все потрясения переходного периода. Памятник очень быстро полюбился окрестным жителям, особенно клиентам пивных ларьков, а также курсантам расположенной неподалеку Военно-космической академии, в просторечии — Можайки. Курсанты до сих пор время от времени нацепляют Чкалову на нос летные очки… После у метро установили уже легального Чкалова, но его почему-то никто не замечает. А скульптор Им

У партнеров

    «Эксперт»
    №6 (645) 16 февраля 2009
    Мировой кризис
    Содержание:
    Хуже Великой депрессии

    Кризис уже поразил все основные развитые экономики мира. Реальной угрозой стало наступление в этом году общемировой рецессии. Спад может оказаться глубже и продолжительнее, чем казалось совсем недавно

    Международный бизнес
    На улице Правды
    Реклама