Настоящие террористы

Политика
«Эксперт» №9 (648) 9 марта 2009
Настоящие террористы

В Ингушетии произошло несколько терактов, на первый взгляд не связанных друг с другом. В четверг 5 марта при взрыве фугаса в селении Сурхахи погибли два оперативника ФСБ, начальник службы криминальной милиции по Назрановскому району Михаил Захрин, а также сотрудник ОМОНа и сапер того же подразделения Мовли Добриев. Кроме того, получили тяжелые ранения следователь назрановского ГОВД Магомед Погоров, саперы Хаваж Погоров и Амир Костоев. В информационных сообщениях речь шла о двойном фугасе. Говорилось, что, разминировав первую мину, силовики стали жертвой второй, незамеченной. Впрочем, изначально настораживает состав раненых и погибших и массовость жертв. Столь пестрый набор чинов из разных силовых ведомств обычно не собирается в одном месте без весомого повода.

Источники в правоохранительных органах, а также сотрудники чеченской милиции связывают такое масштабное присутствие силовиков в одном месте с попыткой задержания подозреваемого в убийстве экс-главы селения Али-Юрт Магомеда Албогачиева (его похитили люди, одетые в камуфляжную форму, а через несколько часов на дороге между селениям Сурхахи и Экажево был найден труп). Если это так, то гибель милиционеров и сотрудников ФСБ означает, по крайней мере, что они предприняли вполне серьезную попытку найти убийц Албогачиева. Однако массовый подрыв также говорит, что организаторы теракта хорошо информированы о планах правоохранителей.

Убийством бывшего чиновника дело не ограничилось. 4 марта житель Ингушетии Рустам Ужахов, которого впоследствии опознали его знакомые и родственники, пытался расстрелять из гранатомета дом бывшего президента республики Мурата Зязикова. В результате самоподрыва гранатомета террорист погиб на месте. В машине молодого человека обнаружены контейнер от гранатомета, пистолет, патроны к нему и несколько мобильных телефонов, а кроме того его документы — паспорт и водительское удостоверение, а также билет на поезд Назрань―Москва на его имя.

Подрыв одноразового гранатомета (для обстрела использовался РПГ-26) — вещь чрезвычайно редкая. «Как правило, подобные системы взрывались при контролируемых продажах российских спецслужб», — говорит собеседник «Эксперта» в регионе. Это подтверждают и армейские специалисты. «Гранатомет взорвется, только если стрелок в стрессовой ситуации перепутает направление стрельбы», — отмечает боец одного из российских спецподразделений.

Примечательно, что всплеск терроризма в Ингушетии не сопровождается громкими скандальными спецоперациями и победными реляциями правоохранителей. Как ни странно, это может свидетельствовать, что в республике наконец-то взялись за настоящих террористов, и те это почувствовали.