Первое испытание кризисом

Тема недели
«Эксперт» №9 (648) 9 марта 2009
Российская политическая система обладает большим запасом прочности, «Единая Россия» стремится работать с самостоятельным и свободным избирателем, роль административного ресурса начинает снижаться — таковы итоги выборов 1 марта в российских регионах
Первое испытание кризисом

Шестьдесят шесть процентов голосов избирателей, в среднем полученных «Единой России» на выборах в региональные парламенты 1 марта, — весомое доказательство устойчивости российской политической системы. Полгода сильнейшего экономического кризиса не нанесли системе видимого урона.

Нынешний результат ЕР не выбивается из тренда «тучных лет»: в марте 2006 года она набрала на региональных парламентских выборах в среднем 40%, к декабрю 2007 года эта цифра выросла до 65,5%, а к марту 2008 года — до 67,2%. Между тем декабрь и март стали временем мощнейшей мобилизации элит и ресурсов для обеспечения максимально убедительной победы на выборах сначала «Единой России», а затем Дмитрия Медведева.

Сейчас мобилизация очевидно не столь значительна. Это косвенно подтверждается результатами ЕР в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, где она набрала около 70% по сравнению с приблизительно 90–95% на думских выборах декабря 2007 года. Сравнение федеральных и региональных парламентских выборов по многим обстоятельствам некорректно. Но именно в национальных республиках административный ресурс особенно нагляден. Поэтому нетрудно заметить, что на этот раз он был запущен не в полную силу. Хотя стоит заметить, что в Татарстане выборы регионального парламента 1 марта прошли почти с тем же результатом, что и в декабре 2007 года думские выборы: 79,5 против 81,2%.

Мартовский успех ЕР отчасти объясняется тем, что из девяти регионов, где проходили выборы, три оказались национальными республиками с особыми, скажем так, традициями голосования. Без Татарстана, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии средний результат партии был бы ниже. Но и в этом случае говорить о резком падении уровня ее поддержки не приходится. К тому же 1 марта она значительно, порой на 20–30%, увеличила свой результат, достигнутый на предыдущих парламентских выборах в тех же регионах. А уровень поддержки ближайших конкурентов ЕР в большинстве случаев оказался на десятки процентов ниже, чем у нее. Исключением стала только Брянская область, где КПРФ отстала от «Единой России» менее чем на 10% (30,0 против 39,1%). Наконец, ЕР обеспечен контроль над всеми девятью региональными парламентами, которые избирались 1 марта. В Брянской области небольшой разрыв с коммунистами на выборах по партийным спискам она компенсирует за счет одномандатных округов, где ЕР получила 28 мандатов из 30 возможных.

«Я считаю, что наша политическая система работает», — сказал первый заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков на форуме «Стратегия-2020» на следующий день после выборов. Действительно, если кто и ожидал политических реформ, кроме объявленных в президентском послании Дмитрия Медведева осенью, при таких результатах голосования за «Единую Россию» эти ожидания вряд ли оправдаются: пока у правящей элиты нет поводов желать перемен.

Довольны все

Парадокс нынешних выборов в том, что их результатом довольны почти все участники. «Единая Россия» и Кремль — потому что не оправдались прогнозы падения популярности пар