Грузинский пат

Политика
«Эксперт» №11 (650) 23 марта 2009
Михаил Саакашвили обанкротился. Но и среди тех, кто рвется его сменить, настоящих лидеров пока не заметно
Грузинский пат

Он обещал вернуть утраченные территории ― и потерял их, похоже, навсегда. Он обещал благополучие, но страна так и осталась бедной. Он обещал демократическое государство ― и превратился в стандартного постсоветского царька. Он, наконец, обещал создать сильную армию, вкладывал в нее примерно десятую часть ВВП, но армия разбежалась вскоре после того, как противник ступил на территорию страны. Августовская война с Россией стала последним и наиболее ярким доказательством краха.

Соблазнительно думать, что это личный крах Михаила Саакашвили и его команды. Именно так рассуждают многочисленные оппозиционеры. 19 марта один из самых заметных оппонентов Саакашвили бывший постпред Грузии в ООН Ираклий Аласаниа начал сбор подписей за проведение досрочных президентских выборов. На 9 апреля назначены массовые акции с требованием отставки Саакашвили. Главный организатор этих акций бывший спикер парламента Нино Бурджанадзе обещает, что митингующие не разойдутся, пока президент не оставит свой пост и не объявит досрочные выборы.

Президента ругают за проигранную войну, потерю Абхазии и Южной Осетии, авторитаризм, испорченные отношения с Россией. Но никто из оппозиционеров не говорит сколько-нибудь конкретно о том, как в случае прихода к власти предполагает исправлять допущенные Саакашвили ошибки. Набор соответствующих призывов в наличии есть: «прямые переговоры с абхазами и осетинами», «корректные отношения с Россией», «уход от вождизма», «евроатлантическая интеграция». Ровно то же и с той же степенью содержательности оппозиция говорила и до августа. Война и ее последствия как будто ничего не поменяли в воззрениях грузинских политиков. Это не личный крах Саакашвили, скорее это похоже на крах большей части грузинского политического класса.

Слаб, но не сломлен

Михаил Саакашвили не в лучшей форме. Это видно по постоянным кадровым перестановкам в правительстве и армии, смысл которых понятен лишь окружению президента. С конца прошлого года он намекает, что не цепляется за власть и претендует только на то, чтобы досидеть до конца свой срок, который истекает в январе 2013 года. Близкие к президенту политики рассуждают о расширении полномочий парламента и чуть ли не о парламентской республике — это было одним из требований оппозиции, когда она вывела своих сторонников на улицы Тбилиси в ноябре 2007 года. Возможно, в президентской команде рассматривают такую реформу, как возможность для Саакашвили пересесть в кресло премьер-министра, сохранив власть. Но в первую очередь такие рассуждения — попытка успокоить общественность.

У президента связаны руки: сейчас он не может себе позволить применить силу для разгона оппозиционных митингов. Конечно, оппозиция жалуется на то, что полиция задерживает ее активистов то в одном, то в другом регионе Грузии, а газеты пишут, что Саакашвили собирается бросить на демонстрантов воинские части, побывавшие в Ираке. Но задержания активистов с последующими пикетами и пресс-конференциями за их освобождение давно стали привычной деталью политическог