Нас остановит только депрессия

Русский бизнес
«Эксперт» №12 (651) 30 марта 2009
Российская текстильная корпорация «Нордтекс» хочет воспользоваться благоприятной рыночной конъюнктурой — девальвацией рубля и слабостью конкурентов — и увеличить оборот во время кризиса
Нас остановит только депрессия

«У нас нет антикризисной программы. Она сегодня нам не нужна», — начал беседу Александр Ушаков, генеральный директор торгового дома «Нордтекс», входящего в одноименную корпорацию. С наступившим кризисом для российского легпрома открылись новые возможности развития: импорт резко подорожал, присутствие на рынке привозных тканей, домашнего текстиля и спецодежды сократилось, а спрос на отечественный текстиль начал увеличиваться. Одной из первых эти позитивные изменения почувствовала компания «Нордтекс», входившая до кризиса в тройку лидеров отечественного текстильного рынка. Компания работает на нескольких направлениях ― постельного белья, спецодежды и соответствующих тканей, сегодня ее оборот около 5 млрд рублей, а ежегодная динамика роста до кризиса составляла порядка 20%. Наряду с другими отраслевыми лидерами — Волжской текстильной компанией, ХБК «Шуйские ситцы», альянсом «Русский текстиль» — «Нордтекс» в последние годы активно инвестировал в производство внутри России, но в отличие от конкурентов, работающих в различных ценовых нишах, развивался исключительно в среднем сегменте. Осенью, когда падение спроса на текстиль в стране составило более 40% и начались неплатежи клиентов, в компании наступили трудные времена. Усугубил ситуацию и внутренний долг, связанный с большими вложениями в переоснащение. Почти два месяца производства компании работали с перебоями, прошло сокращение персонала. Сегодня «Нордтекс» заявляет, что готов к прорыву — удвоению оборота в ближайшие годы. О том, как компания вышла из коллапса и вернулась к высокой динамике роста, г-н Ушаков рассказал «Эксперту».

— С чем связаны новые возможности роста компании?

— Прежде всего с импортозамещением. Импорт занимает существенную долю на отечественном текстильном рынке, в некоторых сегментах — например тканей для спецодежды — его доля доходит до 90 процентов. Посмотрите на курсы национальных валют Пакистана и Китая, основных импортеров текстиля на российский рынок. В Китае ревальвация юаня. Соответственно, цены в юанях — это сегодня практически долларовые цены. У местных производителей были, безусловно, в свое время немалые запасы внутренней рентабельности, но с наступлением кризиса они эти запасы сразу скинули. Чуть приличнее ситуация в Пакистане, где динар все-таки в лучшем состоянии, чем юань. Но даже в Пакистане местные текстильщики с момента наступления кризиса лишь однажды дали мне скидку. Сбросить цены они больше не смогут. А китайцы уже и на минимальные скидки не способны. Сейчас совершенно неинтересно вкладываться в Китай: азиатские изделия сегодня примерно на 20 процентов дороже отечественных, между тем на эту страну приходилось свыше 80 процентов всех текстильных поставок нам. Впервые в истории китайский поликотон, самая дешевая синтетическая ткань, стоит дороже отечественного хлопка!

— А вас разве не затронула ситуация с удорожанием импорта? Все отечественные текстильщики работали с импортом, и вы тоже.

— У меня есть небольшой импорт из Пакистана — это махра и прочие издел

Корпорация «Нордтекс» (до 2006 года — текстильный холдинг «Яковлевский») до кризиса была одним из лидеров на отечественном текстильном рынке наряду с Волжской текстильной компанией, «Шуйскими ситцами», Альянсом «Русский текстиль». Это вертикально интегрированная компания, предприятия которой ведут деятельность по нескольким направлениям: импорт хлопка, производство тканей и готовых швейных изделий, дистрибуция через сеть представительств в России и Европе. В составе корпорации пять текстильных и швейных комбинатов: «Родники-текстиль», «Самойловский текстиль», «Ниткан-Покровск», «Шаговец», «Прогресс». Оборот компании в 2008 году — 5 млрд рублей.