Экономика ваньки-встаньки

Тема недели
«Эксперт» №16 (655) 27 апреля 2009
Данные о промышленном производстве в январе, феврале и марте свидетельствуют, что экономический спад прекратился. Об этом говорят не только агрегированные показатели по всему промышленному производству, но и данные по отдельным отраслям и видам продукции
Экономика ваньки-встаньки

Сравнительно недавно в эфире «Эксперт-ТВ» один наш предприниматель, владеющий фабриками в России и в Италии, сказал очень интересную вещь: «В Италии так эмоционально, как у нас, кризис не переживают. Там люди легче к этому относятся. Другой менталитет». Читатель, конечно, сразу же захочет возразить: так там у них все хорошо. Это не так. Спад в Италии не меньше, а больше, чем в России. Но — другой менталитет.

Из-за этого «другого менталитета» мы сегодня не хотим замечать тот факт, что падение производства в России прекратилось. Мы предпочитаем обсуждать, что нас обязательно накроет вторая волна кризиса и что же мы тогда будем делать.

Между тем надо учиться извлекать информацию не из своих страхов и фантазий, а из реальной ситуации, и пытаться понять, что сейчас происходит, куда и за счет чего разворачивается экономика. Тогда можно будет подыгрывать реальным позитивным тенденциям и противостоять реальным негативным.

Здесь есть еще один важный момент: управлять таким большим объектом, как экономика, по абсолютным значениям невозможно. Так мы всегда будем отставать. Управлять надо производными, то есть скоростью и направлением движения экономики. А еще лучше ее ускорением.

На наш взгляд, особенность текущего момента заключается в том, что спад, который возник осенью этого года, был селективным — затронул ограниченный круг отраслей, хотя и очень больших. Во многих из них спад прекратился и даже начался подъем. По большому счету, у нас сейчас одно серьезное исключение из этого хорошего правила — это строительство и все, что с ним связано. Это означает, что острая фаза кризиса преодолена.

Вторая важная особенность настоящего момента в том, что этот резкий и страшный селективный спад не привел к эквивалентному падению таких стратегических показателей, как инвестиции и реальные располагаемые доходы населения. Их уровень снизился, но несущественно, что также свидетельствует о локализованном характере прошедшего спада.

Третья важная особенность — явные признаки начинающихся структурных сдвигов. Это видно и на макро-, и на микроуровне. И компании, и инвесторы, и правительство интенсивно ищут новые отрасли и продукты и даже начинают вкладывать в них деньги. Во-первых, так не бывает во времена глубоких рецессий. Во-вторых, именно структурные сдвиги формируют новые волны роста. И значит, раз мы замечаем их сейчас, мы можем быть более или менее спокойны.

Понятное беспокойство вызывает четвертая особенность текущего момента — количество денег в обращении. В течение всех пяти месяцев спада оно падало, что, естественно, усложняло развитие. В марте этот процесс наконец прекратился — темпы роста реального М2 были нулевыми. И это, кстати, тоже очень хороший по скорости признак. Ведь совсем недавно, всего-то в конце января, мы еще обсуждали дальнейшую девальвацию и невозможность расширения денежного обращения в свете этой страшной угрозы. Значит, и денежная сфера реагирует достаточно эластично. Однако чтобы поддержать рождающийся рост, стабилизации денежной массы нам н