Часть мундира

Культура
Москва, 18.05.2009
«Эксперт» №19 (657)
На 62-м Каннском кинофестивале Россию представляет женщина-милиционер

За последние годы все выучили: участие в Каннском фестивале — вопрос национального престижа. В этом году наших в конкурсе нет. Пришлось смириться — в самом деле, не так много в России режиссеров, способных стать в один ряд с нынешними конкурсантами Ларсом фон Триером, Квентином Тарантино, Педро Альмодоваром или Михаэлем Ханеке. В параллельном «Особом взгляде» присутствует Павел Лунгин с «Царем», красочным эпосом об Иване Грозном и митрополите Филиппе, — тут все понятно, Лунгин в Каннах бывал не раз, за «Такси-блюз» и «Свадьбу» даже получал награды. А откуда этот вылез? Николай Хомерики — и фамилия странная, и возраст едва за тридцать, и публика наша его плохо знает, а в Каннах уже третий раз! «Сказка про темноту», второй полнометражный фильм Хомерики, участвует в фестивале наравне с «Царем» — там же, в «Особом взгляде», показывали его дебютный «977», а чуть раньше наградили дипломом короткометражку «Вдвоем», представленную в программе «Синефондасьон». Столь внушительного каннского стажа нет и у самых именитых российских режиссеров. За что такая честь?

Недоброжелатели вспомнят, что мастерству Хомерики учился во французской киношколе La Femis, а потом успел поработать ассистентом культового режиссера Филиппа Гарреля. Однако ведь не каждый выпускник этого престижного вуза попадает в Канны, да и сам Гаррель там бывал весьма редко, а в последний раз его освистали. В отличие от Хомерики, которому аплодировали.

Забывать про La Femis тем не менее тоже не стоит. Несмотря на имидж раздолбая, который даже «Камера!» и «Снято!» громко прокричать не в состоянии, Хомерики один из очень немногих режиссеров, способных снимать по-европейски: ненавязчиво, но внятно, без русской размашистости и бравурности. При этом снимает он именно о том, что интереснее всего Европе, — о реальной сегодняшней России. Понемногу формируется элитный клуб молодых кинематографистов, сочетающих два этих ценных качества: Бакур Бакурадзе и Валерия Гай-Германика, представлявшие Россию в прошлогодних Каннах, Алексей Герман-младший, получивший два приза в Венеции. А еще сценарист Александр Родионов, писавший для Гай-Германики и Бориса Хлебникова («Свободное плавание» побывало в Венеции, «Сумасшедшая помощь» — в Берлине), и оператор Алишер Хамидходжаев: он снимал «4», «977», сразу два фильма из программы Канн-2008 («Тюльпан» и «Все умрут, а я останусь»), «Бумажного солдата», за которого получил специально учрежденный по такому случаю технический приз в Венеции. В «Сказке про темноту» — точные, парадоксальные, сочетающие поэзию с нецензурной бранью диалоги Родионова и уникальная камера Хамидходжаева, способного вдруг выцепить неповторимую деталь из мнимо-документального хаоса.

Но все вышеперечисленное — тактико-технические характеристики, не более. А ведь «Сказка про темноту» не просто кино, удачно удовлетворяющее всем невысказанным требованиям каннского оргкомитета. Это отличный фильм о самом-самом важном персонаже постсоветского кино: милиционере. Крайние полюса в истории вопроса обозначил

У партнеров

    «Эксперт»
    №19 (657) 18 мая 2009
    Торжество закона
    Содержание:
    Они уже напуганы

    Борьба с коррупцией все-таки начинается. Чиновники-коррупционеры уже вынуждены изобретать более сложные и затратные схемы для ухода от уголовной ответственности

    Наука и технологии
    Культура
    На улице Правды
    Реклама