Лицемерное братство

Тема недели
Москва, 22.06.2009
Проект Союзного государства России и Белоруссии несет в себе слишком много противоречий, чтобы пережить глобальный экономический кризис. Вопрос в том, кто сделает первый шаг к открытому пересмотру прежней модели взаимоотношений

«Молочная война» между Россией и Белоруссией сменилась газовой. «Газпром» требует от Минска уплаты долга за газ, поставленный с января по апрель этого года. Долг накопился из-за разницы между записанной в контракте и устно обговоренной ценой. Российская монополия предпочла забыть об устных договоренностях и потребовала от Белоруссии буквального выполнения контракта. В ответ белорусские таможенники снова собираются выходить на границу. Свои посты они восстановили еще на прошлой неделе, но к досмотру российских грузов, следующих в Белоруссию, пока не приступали.

В споре между Москвой и Минском ничего нового нет. Разногласия по экономическим вопросам между союзниками возникали и раньше. Каждый раз они сопровождались скандальными публичными заявлениями с обеих сторон. Если чему-то и стоит удивляться, то регулярности распрей, вспыхивающих между союзниками.

Это постоянство можно объяснять и личностью белорусского лидера, и слишком прямолинейной политикой Москвы (не зря же президент Белоруссии Александр Лукашенко жалуется, что российские предприниматели хотят «за бесценок» скупить белорусские предприятия). Но главное, что в самом формате российско-белорусских отношений — союзном государстве — скрыто слишком много недосказанностей и противоречий. Похоже, по-настоящему союзнические отношения при таком формате построить невозможно.

«Нефть в обмен на поцелуи»

Именно белорусские политики в 1990-х годах выступали за развитие тесных интеграционных связей с Россией. Москва к интеграционным порывам своих соседей относилась сдержанно. И у тех и у других были на то свои резоны.

В советские времена Белоруссия играла роль «сборочного цеха». В экономике республики преобладали, как, впрочем, и сейчас, отрасли обрабатывающей промышленности высоких переделов (машиностроение, химия и нефтехимия), завершавшие производственный цикл и зависящие от поставок энергоносителей и сырья. Понятно, что распад СССР, а с ним и единого народнохозяйственного комплекса фактически поставили белорусскую экономику на грань краха. А стремление руководителей государственных предприятий любой ценой сохранить традиционную межотраслевую и внутриотраслевую специализацию и кооперацию предопределило ориентацию белорусской экономики на Россию — основной рынок сбыта белорусской продукции и главный источник энергоресурсов. При этом белорусская экономика оставалась единственной плановой на территории бывшего СССР.

Разговоры о возможном объединении России и Белоруссии начались уже в 1993 году. Тогда в Минске даже подумывали об объединении денежных систем. Но в Москве к идее восстановления СССР в том или ином виде относились крайне настороженно, поскольку считали, что Россия должна сосредоточиться на своих внутренних проблемах. Но полностью проект не отвергался, так как его можно было использовать во внутриполитических целях.

Александр Лукашенко, пришедший в 1994 году к власти, активно эксплуатировал тему интеграции. Его идеей был (и остается) межгосударственный союз с правом вето у обеих сторон. Ведь со

У партнеров

    «Эксперт»
    №24 (662) 22 июня 2009
    Россия и Белоруссия
    Содержание:
    Лицемерное братство

    Проект Союзного государства России и Белоруссии несет в себе слишком много противоречий, чтобы пережить глобальный экономический кризис. Вопрос в том, кто сделает первый шаг к открытому пересмотру прежней модели взаимоотношений

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама