По дороге к храму

Наука и технологии Детальный анализ кумранских рукописей дает основание утверждать, что истоки христианства возникли задолго до его официального появления на исторической сцене

Проблема корней христианства — одна из сложнейших в исторической науке. Ее решение долгое время затруднялось практически полным отсутствием сохранившихся письменных памятников конца старой и начала новой эры. Вот почему настоящей научной сенсацией стало обнаружение в период между 1947-м и 1956 годами в районе Вади-Кумрана (территория современного Израиля) вблизи Мертвого моря целой библиотеки древнееврейских и арамейских рукописей, принадлежавших одной из иудейских сект — ессеям, основавшим в этих местах общину, которая просуществовала со II века до н. э. до I века н. э.

Это открытие положило начало новому направлению исторической науки — кумрановедению. Среди кумранских свитков были рукописи библейских книг, уставы и другие документы общины, различные литературные и религиозные произведения ее членов. Исследование этих документов показало, что между идеологией Кумранской общины и идеологией раннего христианства имеются безусловные параллели и даже совпадения.

Советская и российская историческая наука не осталась в стороне от этих исследований. В конце 1950-х в Ленинграде возникает одна из крупнейших в мире кумрановедческих школ, которую основали два выдающихся исследователя и переводчика кумранских рукописей, чьи заслуги признаны во всем мире, — Иосиф Давидович Амусин и Клавдия Борисовна Старкова, ныне, к сожалению, уже покойные. То, что центром кумрановедения стал именно Петербург, не случайный факт: в его библиотеках сосредоточена самая большая в мире коллекция еврейских рукописей, здесь их более 20 тысяч, прежде всего в Российской национальной библиотеке. Наиболее известные из них — Петербургский кодекс 1009 года (древнейшая дошедшая до нас полная датированная рукопись Библии; в этом году ей исполняется 1000 лет); Кодекс Поздних пророков 916 года; Петербургское Пятикнижие 929 года. Именно на основе Петербургского кодекса Библии осуществлено основное научное издание Еврейской Библии. Наличие такой великой коллекции способствовало тому, что именно в Санкт-Петербурге еще с дореволюционных времен развивалась выдающаяся школа библеистики и гебраистики.

В настоящее время российские исследования в области кумранистики сосредоточены в Центре библеистики и иудаики Санкт-Петербургского государственного университета. Возглавляет его профессор Игорь Романович Тантлевский, с которым мы сегодня и беседуем:

 

— Во-первых, кумранские рукописи представили ряд недостающих звеньев в цепи, связывающей христианство и иудаизм. Оказалось, что на раннем этапе развития христианства они имели много больше общего, чем предполагалось. Во-вторых, эти рукописи дали возможность как бы воочию увидеть жизнь и деятельность иудейской общины, по многим элементам своей идеологии и религиозных взглядов близкой к раннехристианским общинам. Кумранская община явила миру первый опыт актуального мессианизма, ее документы подтвердили прозорливое предположение ряда протестантских и католических теологов и писателей конца восемнадцатого и девятнадцатого века, таких как Михаэлис, фон Аммо