Рост начнется осенью

Повестка дня
«Эксперт» №28 (666) 20 июля 2009

Данные об индексе промышленного производства в июне, скорректированные на сезонную и календарную составляющие, теперь уже, кажется, однозначно зафиксировали, что кризис (понимаемый как острая фаза сокращения производства) в России закончился. Он продлился примерно девять месяцев — типичная длительность кризиса для рыночных экономик. К нашей чести, мы можем сказать, что прогнозировали такую его продолжительность еще в конце декабря прошлого года, когда большинству аналитиков казалось, что столь скорый конец страданий невозможен.

Однако, судя по всему, в такой продолжительности спада есть глубокая закономерность, связанная со скоростью принятия решений большим числом экономических агентов. Цикл разворачивается так: сворачивание корпоративного спроса, поначалу малозаметное, которое происходит вследствие исчерпания инвестиционных идей — заметное снижение предложения денег корпоративному сектору — уход денег на финансовые рынки — рост цены денег для реального сектора и сокращение предложения оборотного капитала — замедление роста потребительского спроса — острый кризис на финансовых рынках — резкое падение корпоративного спроса — сокращение производства — сокращение издержек — сокращение потребительского спроса — еще одно сокращение производства — снижение запасов — и только потом стабилизация выпуска и накопление свободных денег, которые уже через несколько месяцев будут искать места для эффективных вложений. Точно такую же продолжительность имел кризис 1998 года, хотя структура нашей экономики была другой. Что будет дальше: затяжная депрессия с «болтанием» вокруг текущей отметки выпуска или все же рост?

Да, сегодня нет ощущений, которые были, например, в 2003 году, когда всем вдруг стало ясно, что надо делать, и пошел прямо-таки вал новых инвестиционных проектов. Однако 2003-му предшествовали еще четыре года, когда в условиях высокой неопределенности экономика России росла с темпом 2–4% годовых. Только в 2003 году мы перешли к более радикальным — 6–7% — темпам роста ВВП, что за год до этого казалось невероятным. В последующие годы мы к такому бурному росту привыкли, и теперь уже 2–4% кажутся нам депрессией.

Однако именно это нас и ждет в ближайшие месяцы. В лучшем случае в третьем, а в худшем — в четвертом квартале экономика перейдет к росту с невысокими темпами. Аргументов в пользу такого сценария несколько. Самое главное, вот уже несколько месяцев небыстро, но растет денежная масса в обращении. Естественно, на этом фоне мы наблюдаем пусть медленное, но снижение процентных ставок. Скептики скажут, что снижение не поспевает за снижением инфляции, но мы не знаем, какие запасы рентабельности за счет сокращения издержек накопили выжившие предприятия. Тот факт, что многие системообразующие предприятия не спешат прибегнуть к государственной помощи, косвенно свидетельствует, что такой запас есть. Далее, мы видим стабилизацию безработицы и потребительского спроса, основа которого — доходы граждан — просели не слишком сильно. Да, исчезли кредиты, но разве б