Великая и Отечественная

На улице Правды
«Эксперт» №38 (675) 5 октября 2009
Великая и Отечественная

Когда, заслышав об истории с «Антисоветской» шашлычной и ветеранскими претензиями к названию заведения, правозащитник А. П. Подрабинек опубликовал в интернете обращение «К советским ветеранам», последующая вселенская смазь далеко не ограничилась интернет-бурлением. В сети бурлят перманентно, но тут к делу подключились лояльные Кремлю юноши, обличитель ветеранов решил, что на него хотят наложить руки, вослед явились международные правозащитные организации, соблазн получил отражение в новостях европейских телеканалов.

Сам правозащитник уже вполне уподобился герою сентиментальной открытки — маленький песик стоит, задрав заднюю лапку, и смотрит в громадную лужу, а надпись гласит: «Неужели я все это сделал?». Столь очевидное несоответствие между масштабом смази и масштабом личности — да и первоначальным тиражом текста — склоняло иных к риторическому вопросу, точно ли в России все так беспроблемно, что нет другого дела, как только Подрабинеком заниматься.

Других проблем, спору нет, чрезвычайно много, среди детей ничтожных мира Подрабинек, быть может, всех ничтожней, но в данном случае проблема не в нем и тем более не в «Наших», которые в силу своего выдающегося умения подбавили жару, изобразив волну народного гнева. Проблема в том, что Великая Отечественная война — это тема, которая постоянно искрит. Довольно любого повода: кратная годовщина Победы (впрочем, даже и не кратная — просто 9 Мая), георгиевская ленточка, осквернение памятников красноармейцам в странах молодой демократии, теперь вот Подрабинек — чтобы споры тут же разгорались с чрезвычайной ожесточенностью. Давая характеристику новому, уже очень отдаленному от войны поколению — «которое Вторую мировую уже не отличает от Троянской», поэт оказался глубоко неправ. Отличает, и весьма. Более того. С каждым годом все сильнее отличает. Оказалась ложной та идея, что с естественным ходом времени, с уходом затронутых войной поколений острота будет снята сама собой. Еще в 2005 г. мы читали фантазию, в которой в 1872 г. некий царедворец предлагает Александру II в видах борьбы с внутренним врагом с помпой отметить 60-летие Отечественной войны 1812 г. Изящно стилизованный намек не имел большого успеха, ибо автор фантазии оказался нечувствителен к мнению общества, для которого Великая Отечественная война и посегодня — живая историческая реальность, которая много значит.

Неотмирающее живое ощущение все более и более давней Великой Отечественной настойчиво противоречит былому оптимистическому «дело забывчиво, а тело заплывчиво», «миф о войне естественно отомрет вместе с его носителями», что очевидная несостоятельность расчета на ход времени и порождает выхлопы вроде устроенного Подрабинеком. «Ваше время кончилось... Ваша родина — не Россия... Вы — советские ветераны, и вашей страны, слава Богу, уже 18 лет как нет».

СССР действительно нет, но чувства, вызываемые спасением страны от Гитлера, память обо всех, кто сражался за родину, благодарность и скорбь — все это осталось вопреки всей логике тех, кто ожидал, ч