Презрение к отеческим гробам

Общество
Москва, 15.03.2010
«Эксперт» №10 (696)
Московские власти, допуская снос исторических памятников, разрушают не только физические дома, но и общественную ткань города

Дача Муромцева не первый в Москве историко-культурный памятник, который сначала сгорает при загадочных обстоятельствах (по словам жильца Николая Болдырева, одного из создателей и хранителей музея Ерофеева, пожар начался в ночь на 3 января в пустой квартире, приехавшие пожарные разбили окна во всем доме, устроив таким образом тягу, и стали заливать его снаружи водой), а потом сносится. На освободившемся месте, как правило, появляется новодел. Но в этой свежей царицынской истории сходятся сразу несколько вопросов, критически важных для будущего Москвы. И не одной Москвы только.

Сумма чувств

Бульдозеры ожидались после новогодних праздников, но приехали только перед 8 Марта. Нерешительность московских властей подарила остаткам дома 3 по 5-й Радиальной улице в Царицыне, известного как дача Муромцева, два месяца жизни. За это время жителям и добровольцам удалось достать из покрытых льдом развалин сгоревшего в ночь на 3 января дома некоторые экспонаты домашнего музея. В том числе автографы жившего здесь одно время писателя Венедикта Ерофеева — записи, которые он делал, общаясь с друзьями, когда в последние годы жизни после операции не мог говорить. Уцелели при пожаре и были спасены из-подо льда некоторые вещи, оставшиеся от дореволюционных хозяев: портативная печатная машинка, икона-складень, которая, по словам обитателей дома, пережила московский пожар 1812 года.

7 марта, в воскресенье, власти стесняться перестали. К развалинам дома подогнали милиционеров, гастарбайтеров и технику. Добровольцев — от тридцати до пятидесяти человек, собравшихся, чтобы защитить дом, оттеснили. Семерых из них задержали, две девушки встретили Международный женский день в больнице с ушибами, вывихами и сотрясением мозга. Ни один из милицейских начальников не представился, никто из них не предъявил документы, разрешающие снос. Все, что оставалось к этому времени на пепелище, было вывезено как «строительный мусор». В том числе и экспонаты музея, которые жильцы надеялись достать весной, когда лед оттает.

Сетевые ругатели дачи Муромцева, домашнего музея, защитникам дома любят напоминать, что на самом деле это барак, построенный в 1964 году на фундаменте исторической дачи. Собственно, это никто из жильцов и защитников не скрывает. Хотя, по словам координатора движения охраны памятников «Архнадзор» Константина Михайлова, пока на сей счет имеются лишь разноречивые устные свидетельства. Возможно, например, что дачу Муромцева не разобрали полностью, а лишь сильно перестроили.

В мае прошлого года «Архнадзор» заявил к постановке на государственную охрану как достопримечательное место не только дом, где жил Венедикт Ерофеев, но также и дачный участок с садом начала XX века и остатки ворот соседней дачи Ероховых, где бывал Бунин. В созданном семьей Болдыревых домашнем музее хранились автографы Ерофеева и вещи, оставшиеся со времен Сергея Андреевича Муромцева, первого председателя Государственной думы, известного русского юриста и политика, автора проекта первой русской конституции, одног

У партнеров

    «Эксперт»
    №10 (696) 15 марта 2010
    Будущее Евросоюза
    Содержание:
    Союз неравных

    Бюджетный кризис в Греции и ряде других европейских стран со всей остротой поставил вопрос о необходимости политической интеграции в рамках ЕС. Но политическая интеграция неизбежно приведет к нарастанию неравенства между европейскими государствами

    Реклама