Хрестоматийная речь

На улице Правды
«Эксперт» №14 (700) 12 апреля 2010
Хрестоматийная речь

Реакция на поминальную встречу в Катыни, проведенную польским и русским премьер-министрами, показывает, что слова «Мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам печальные песни, и вы не рыдали» применимы далеко не только к персонажам Священной истории. Принцип «И оправдана премудрость чадами ее», т. е. «Ну не нравишься ты мне», есть вполне общечеловеческая ценность.

В нашем случае имеется в виду речь, достойная войти в хрестоматии, которая была произнесена премьер-министром В. В. Путиным при возложении венков к надгробию в Катыни: «Нашему народу, который прошел через ужасы Гражданской войны, насильственную коллективизацию, через массовые репрессии 1930-х годов, очень хорошо понятно, может быть, лучше, чем кому бы то ни было, что значат для многих польских семей Катынь, Медное, Пятихатка. Потому что в этом скорбном ряду и места массовых расстрелов советских граждан. Это и Бутовский полигон под Москвой, Секирная гора на Соловках, расстрельные рвы Магадана и Воркуты, безымянные могилы Норильска и Беломорканала... Логика была одна: посеять страх, пробудить в человеке самые низменные инстинкты, направить людей друг на друга, заставить слепо и бездумно повиноваться». Хрестоматийными называются речи, удовлетворяющие двум условиям: а) риторическое совершенство; б) верность по существу, выражающаяся в изложении превосходных ценностей (сколь угодно риторически изящную ложь в хрестоматии не заносят). К В. В. Путину можно относиться каким угодно образом, но речь, удовлетворяющая названным серьезным условиям, им была произнесена.

После чего немедленно началось насчет свирели и печальных песен. Все же было столько сказано насчет тайной и даже не слишком тайной приверженности В. В. Путина и его окружения идеалам сталинизма и лично И. В. Сталину. Хрестоматийная речь, недостаточно свидетельствующая о приписываемой преданности, будучи фактом, который не укладывается в предложенную концепцию, должна была получить хоть какое-то объяснение.

Наиболее благую долю избрали воздержавшиеся от вообще какой бы то ни было оценки, т. е. воспринявшие речь яко не бывшую. Хотя это и контрастировало с предшествующими случаями детального анализа иных менее удачных выступлений В. В. Путина по принципу «Вот злонравия достойные плоды!», самый принцип строгой цензуры на то, что не вписывается в заранее состоявшуюся картину мира, понятен. Не путайте меня фактами. В любом случае это лучше, нежели, подобно британским аналитикам, отмечать, что «странно услышать это от человека, который поддерживает националистическую ностальгию по поводу Сталина и терпимо относится к всплеску исторического ревизионизма в России». Ибо в чем выражается поддержка ностальгии — не объясняется, а терпимость к заблуждениям частных лиц (ибо кто же из лиц публичных грешен в ревизионизме?), выражающаяся в отсутствии гонений, вряд ли может быть поставлена в вину.

Бывает и более суровое отношение. Представитель варшавского Института национальной памяти сообщил, что может дать выступлению В. В. Путина лишь «од