Пришествие человека кликающего

Общество
Москва, 02.08.2010
«Эксперт» №30-31 (715)
Интернет не предложил нового формата. Он — упаковка. Новым становится потребитель

Я — уже и не вспомнить как — попадаю на аляповатый и по-своему даже милый в этой своей аляповатости сайт. Вижу большую передовицу: «Жара оголила москвичей». На фото — симпатичные дамы топлесс. Клик, оказывается, это баннер, и вот я уже на другом сайте — красно-белый, почти как ФК «Спартак» (Москва), но излишне строгий, а главное — никаких оголенных москвичей не заметно. Бородатые какие-то головы, успехи модернизации и беды отечественного автопрома. Обманули, как принято в интернете. Не важно. Там сбоку тизеры — «Астральные лярвы несут погибель». Это по мне. Куда-нибудь да выкинет. Не лярвы, так сиськи, не сиськи, так что-нибудь позабористее.

«Русские опять опозорились, видео». Например.

Лет семьдесят тому назад чуть менее красочно, зато более разумно о похожих вещах писал Йохан Хейзинга в «Тенях завтрашнего дня»:

«Человек окружен миром чудес, буквально как дитя, дитя из волшебной сказки. Он может путешествовать по воздуху, разговаривать с кем-нибудь в другом полушарии, лакомиться из автомата, любую часть света доставить к себе на дом с помощью радио. Он нажимает на кнопку, и жизнь подступает к нему вплотную. Но делает ли его такая жизнь взрослым? Совсем напротив. Мир стал для него игрушкой. И что удивительного, если он ведет себя в нем как ребенок?»

Пытаясь осмыслить феномен интернета (каковой, безусловно, самая интересная из изобретенных человеком в последнее время штуковин), мы упорно не замечаем контекста, в котором этот феномен существует. Стремимся противопоставить всему, что было до. Не сопоставить, а именно противопоставить, отделить, отличить, в радикальном варианте — отбросив прочее.

Не видим, в общем, леса за оптоволокном.

А ведь интернет — по крайней мере в интересующих нас здесь аспектах — всего лишь часть не особенно длинной истории. Истории медиа, истории игры способов подачи информации с сознанием. Сознание преобразующих.

То есть, нет, конечно, лишенные совести люди не устают сочинять, издавать и, главное, продавать книги с названиями типа «СМИ в Древней Греции». Но по-настоящему наша история началась совсем недавно, веке так в девятнадцатом, и в ней всего три главы. Ежедневная газета, радио, ТВ.

Все, что было до, включая пресловутые «СМИ в Древней Греции», всеевропейскую рассылку Якоба Гримма, журнал «Галантный Меркурий», придворные «Куранты» царя Алексея Михайловича и прочее, и прочее, укладывается в предисловие. Предтечи и предшественники.

Газета — и вообще регулярно распространяемый печатный продукт — штука вполне еще переходная, пограничная. Лицо газеты (до сих пор!) — колумнист, неспешно складывающий текучку в осмысленный текст, как правило, склонный к стилистическим изыскам и литературным игрищам. Что-нибудь этакое: «Пена дней», «Дорога правды», «Мудрое». В крайнем случае — «Разное».

Читатели газеты недалеко ушли от завсегдатаев антверпенских, лондонских или парижских кофеен семнадцатого века, обсуждавших очередной памфлет модного — с поправкой на время — философа, изданный отдельной брошюрой. Им нужны последовательное разве

У партнеров

    Реклама