Очередной триумф прикладников

Нобелевскими лауреатами 2010 года стали выдающиеся исследователи-экспериментаторы, чьи открытия изначально имели очевидный практический выход. На этот раз внимания Нобелевского комитета удостоились не вездесущие американцы, а ученые из Японии, Великобритании и России

Первая декада октября для мировой ученой элиты заполнена напряженным ожиданием. По многолетней традиции именно в этот период происходит раздача волшебных подарков — Нобелевских премий, престижнейших научных наград, присуждаемых Шведской королевской академией наук.

Виртуальная очередь кандидатов в лауреаты очень велика, и нужен провидческий талант, чтобы угадать исход голосования Нобелевского комитета. Капризные «шведские академики» были непредсказуемы и в этот раз. Даже экспертам международной медиагруппы Thomson Reuters, курирующей интернет-портал Web of Science (крупнейшую базу данных по индексам цитирования научных работ в 256 дисциплинах), которые на протяжении нескольких лет довольно успешно попадали в цель своими прогнозами, на этот раз не удалось вычислить ни одного лауреата в трех естественнонаучных номинациях.

Официальное оглашение результатов тоже шло не обычно, а как бы по нарастающей. Обладателем первой из присужденных премий по физиологии и медицине стал один ученый, Нобелевку по физике дали двоим, а лауреатов по химии оказалось уже трое.

Однако, несмотря на все эти процедурные фокусы и плотную завесу секретности, некоторые беспроигрышные предсказания общего характера все-таки напрашивались. Скажем, учитывая развитое чувство политкорректности Нобелевского комитета, можно было спро­гнозировать, что нынешний год явно не станет годом очередного триумфа США, поскольку в 2009-м обладатели американского гражданства получили восемь из девяти естественнонаучных премий («чистых американцев» при этом пятеро). Руководимые этим чувством стокгольмские мудрецы, пожалуй, немного переборщили: на сей раз их внимания удостоился лишь один коренной американец, химик Ричард Хек. Жесткость позиции компенсировалась лояльностью к не слишком избалованным Нобелевками японцам, решением подбодрить Великобританию и, косвенным образом, Россию.

Другой беспроигрышный прогноз — обязательное присутствие в списке нобелевских лауреатов заслуженных научных ветеранов, то есть ученых глубоко пенсионного возраста. В этом году таковых оказалось четверо из шести — 85-летний медик и все три химика, соответственно, 1930, 1931 и 1935 годов рождения.

Наконец, снова мощно себя проявил набирающий из года в год силу «прикладной тренд»: сегодняшними лауреатами стали ученые, открытия которых изначально имели очевидную практическую составляющую. Наградами Шведской академии уже в который раз отмечены выдающиеся исследователи-экспериментаторы, предложившие новые, нестандартные решения в трудных ситуациях, требующих креативности мышления.

Дети доктора Эдвардса

Нобелевскую премию по физиологии и медицине 2010 года получил британский ученый Роберт Эдвардс за создание и развитие метода экстракорпорального оплодотворения. Эта премия из того разряда, про которую говорят «давно пора». На самом деле с момента начала исследований в этой области прошло уже более полувека, с момента рождения первого ребенка из пробирки — более тридцати лет, а Ласкеровской премией, которая зачастую бывает предв

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (724) 11 октября 2010
    Мировые финансы
    Содержание:
    Где слабое звено

    Финансовая система и банки остаются уязвимым местом глобальной экономики. Попытки властей ужесточить регулирование могут принести пользу в долгосрочной перспективе. Пока же риски в финансовой системе лишь накапливаются

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Реклама