Соблазнительное зло

Книги
Москва, 11.10.2010
«Эксперт» №40 (724)
История денег и финансовых институтов знает множество человеческих трагедий и ужасных преступлений. Но без них прогресс человечества был бы невозможен

То, что деньги — зло, а финансовые институты — его средоточие, человечество решило практически сразу, как только они были изобретены. Нет проклятий, которым после очередного финансового кризиса не были бы подвергнуты банки, банкиры, финансовые спекулянты и все, кто причастен к этому рынку.

Однако, проклиная деньги, подавляющее большинство людей все же считает, что именно в них и есть счастье. Способность денег удовлетворить, казалось бы, любую человеческую потребность порождает то, что Маркс называл «денежным фетишизмом». То есть мистическим преклонением перед деньгами и богатством.

Как бы вы ни относились к деньгам и финансовым институтам, они — реальность, данная нам в ощущении. История их развития долга и увлекательна, и Найл Фергюсон рассказывает ее с большим знанием предмета — от долговых обязательств, запечатленных на клинописных табличках из города Сиппар в Месопотамии, относящихся к 1683–1647 годам до н. э., до современных деривативов. Как пишет Фергюсон, долговые обязательства на клинописных табличках, «это своего рода напоминание: первый человек, решивший оставить письменные свидетельства о своей жизни, был вовсе не поэтом, историком или философом. Он был бизнесменом».

В значительной мере прогресс человечества, уверяет автор, был достигнут именно благодаря деньгам и финансовым институтам: банки позволили аккумулировать средства и через механизмы кредита направлять их на крупные экономические проекты, на войны и завоевания, которые преобразовывали мир. Акции, акционерные общества и биржи еще более раздвинули границы экономических возможностей тех стран, в первую очередь Европы и Америки, где эти институты получили развитие. История возникновения и развития финансовых институтов и составляет основное содержание «Восхождения денег». Интересно и, наверное, закономерно, что у истоков многих из них стояли известные авантюристы и проходимцы, судьбы которых описаны в книге. В самой природе денег есть нечто, что притягивает таких людей. И первыми, кого вспоминает Фергюсон, — семейство Медичи, давшее Италии и миру и римских пап, и французских королев, и герцогов нескольких итальянских городов-государств, в первую очередь Флоренции, которой они правили с XVI по XVIII век. Продвижение во власть этого семейства, ранее известного скорее своими бандитскими выходками, началось с Джованни Медичи, который в XIV веке создал исключительный по своему экономическому и политическому влиянию банк, доведший до совершенства уже разработанные к тому времени в Италии различные финансовые инструменты, в первую очередь векселя, и сумевший пережить даже революцию Савонаролы. Естественно, автор не обходит вниманием и семейство Ротшильдов, ставшее во всем мире на многие десятилетия символом богатства и финансового коварства — именем нарицательным.

Одним из достижений — и проблем, — которые породил мир финансов, стала глобализация. Фергюсон подчеркивает, что это вовсе не изобретение конца XX века, первые ростки следует искать еще в XIX веке, а распространение до гигантс

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (724) 11 октября 2010
    Мировые финансы
    Содержание:
    Где слабое звено

    Финансовая система и банки остаются уязвимым местом глобальной экономики. Попытки властей ужесточить регулирование могут принести пользу в долгосрочной перспективе. Пока же риски в финансовой системе лишь накапливаются

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Реклама