Художники мира

Культура
«Эксперт» №3 (737) 24 января 2011
Арт-директор журнала «Эксперт» побывал на Канарских островах, где собрались русские художники для того, чтобы мир стал чуть прекраснее
Художники мира

Самолет вынырнул из черных туч и устремился на посадку над линией прибоя — слева зловеще колыхался серый океан, справа, словно шипы из кактуса, вздымались невысокие острые горы.

Тенерифе-Юг принял нас неприветливым дождем, таксист возмущенно не поверил, что место, указанное в верхней строчке распечатки из «Гугла», в реальности существует, но ниже все же был конкретный адрес, и машина, миновав многокилометровую вереницу автосалонов вперемежку со сплошь затянутыми тканью банановыми плантациями, свернула в Лос-Кристианосе на дорогу, ведущую в горы. Там видимость упала до минимума, и, когда машина наконец остановилась, из этой невидимости высунулась смутно знакомая характерная фигура, оказавшаяся известным московским художником Никитой Алексеевым, который повел нас с женой под облепливающим дождем каменистыми тропками сквозь заросли кактусов вниз. Там ждал торчащий из склона навес, под которым был большой круглый стол, на столе вино, и Алик в красных спортивных штанах варил сбоку борщ.

Mariposa paisamor*

Эти слова я обнаружил на следующее утро на внутренней стороне ворот, выходя с территории «Проекто культурале», чтобы спуститься с гор на пляж. Погода была уже обычной для этих мест: дождь прекратился, а температура поднялась до 21 градуса выше нуля. Стало очевидно, что если Канарские острова определяют словом «рай», то «Марипоса проекто культурале» — рай обраенный.

Но по порядку. Вечером Никита, проводив нас, тут же удалился размышлять в свой домик на горе, а из темноты возник Валерий Кошляков, который вскричал: «А ты тут как?!» Мы не виделись много лет, но я хорошо помнил, как встретился с Кошляковым, когда он приехал в Москву, в сквоте на Устьинской набережной, и его работы поразили мое воображение близостью к сокровенным истокам, в результате чего я предположил, что ему светит большое будущее. Теперь он один из самых продаваемых за рубежом русских художников.

Кошляков сказал, что остальные участники проекта прибудут завтра. Суровый седой немец Тони, похожий на бывшего хиппи, проводил нас с женой на площадку парой ярусов ниже, где стояли три шатра, которые здесь называли вигвамами, и поселил в одном из них. Наутро появился, наконец, Иван Суриков.

Мы с Иваном тоже когда-то познакомились в одном из сквотов, где жили и работали художники, и год назад случайно встретились на вернисаже. Он мне рассказал, что теперь живет и работает на Тенерифе, и пригласил в гости. Потом выяснилось, что в Москве он ведет переговоры с Министерством культуры и выбирает художников для участия в проекте «Художник мира». Я решил воспользоваться информационным поводом, чтобы побывать на островах, про которые слышал, что они волшебные.

Минкульт, осознав необходимость внедрить семерых российских художников в это прекрасное место для того, чтобы сделать его еще более прекрасным и интегрировать их национальную лепту в мировой культурный контекст, выделил 10 тысяч долларов из госбюджета. Учитывая стоимость перелета, это были не такие уж большие деньги, и сестра Ивана Марина, усп