«Я — не мечтатель»

Русский бизнес
«Эксперт» №9 (743) 7 марта 2011
Промышленный дизайнер в России должен уметь не только предугадывать, какой продукт окажется востребованным в будущем, но и выстраивать все бизнес-процессы для создания такого продукта, считает президент российского центра промышленного дизайна и инноваций Astrarossa Владимир Пирожков
«Я — не мечтатель»

О Владимире Пирожкове его коллеги по цеху всегда говорили с долей зависти: у него-де самая счастливая судьба, какая только может быть у российского промышленного дизайнера. Под счастьем подразумевается то, что Пирожков, выучившись на дизайнера, смог уехать на Запад и устроиться там работать в «большой промышленности». Сначала Владимир семь лет был дизайнером по интерьерам во французском автомобильном концерне Citroёn: принимал участие в создании интерьеров самых продаваемых моделей — C3, C3 Pluriel, C4 Coupe, C5, C6. Потом, перейдя в компанию Toyota Europe Design Development на должность старшего дизайнера, он работал над созданием таких популярных автомобилей, как Yaris, Avensis, Auris, Corolla, RAV4, Celica, Prius, IQ, и руководил разработкой перспективных моделей до 2020–2025 годов. Однако несмотря на небывалый по российским меркам профессиональный взлет, в 2007 году Владимир Пирожков вернулся в Россию, променяв уютную Ниццу на бурлящую Москву. Как он говорит, для того чтобы заниматься своим делом в своей стране, поднимать ВВП России.

За 20 лет развития новой экономики профессия промышленного дизайнера в нашей стране так и не состоялась, притом что на Западе промдизайнеры — это локомотивы развития во многих отраслях. Главная причина такого положения дел у нас — не сформировавшиеся до сих пор бизнес-процессы создания конкурентоспособного продукта. Сегодня Владимир Пирожков пытается изменить сложившуюся ситуацию. Его цели очень амбициозны — не только поднять в России профессию промдизайнера (в этом дизайнерское сообщество очень на него надеется), но и внедрить в экономике технологии, позволяющие запустить инновационный процесс создания конкурентоспособного продукта. О своих попытках изменить мир Владимир Пирожков рассказывает нашему журналу.

Отличаются ли сегодняшние ваши задачи от тех, которые перед вами стояли 20 лет назад, когда вы уезжали из страны?

— Тогда я просто искал себя, старался расти, мне нужны были самоутверждение, самореализация — мне было 20 лет, я учился в Свердловском архитектурном институте. Я хотел стать профессионалом высочайшего класса и работать дизайнером в самых лучших корпорациях мира. Пять лет назад у меня появились другие цели и задачи.

И эти цели и задачи заставили вас вернуться в Россию?

— Я понял, что хочу именно свою страну сделать конкурентоспособной. Я не хочу больше своей работой повышать ВВП Японии или Франции, хочется заниматься своим делом в своей стране.

На Западе уже не было перспектив для роста?

— Там все устроено следующим образом. Какое-то время ты стараешься, набираешься опыта, карабкаешься, лезешь все выше и выше. Потом понимаешь: ну вот, я уже умею, знаю и могу. А тут большая корпорация, на которую ты работаешь, у нее своя иерархия. Дальше расти нельзя. Получается, что ты упираешься плечами в потолок, но голова уже пролезла, и нужно что-то дальше делать. А в России огромные возможности. При всем том, что мы здесь жалуемся, что нет того, нет сего. Все, правда, не просто. Но здесь есть главное —