Перестраховка

Тема недели
«Эксперт» №19 (753) 16 мая 2011
Ужесточение денежной политики Центробанка кажется неуместным — инфляция и так пошла на спад, реальные кредитные ставки уже положительны. Однако сильного удорожания денег ожидать не стоит — спрос на кредиты достаточно вялый, а конкуренция за заемщика высока
Перестраховка

Российские денежные власти взяли курс на ужесточение денежной политики. Банк России дважды, в конце февраля и в начале мая, повышал ставки по своим операциям с коммерческими банками. В три этапа за три месяца были повышены и нормативы обязательных резервов: по обязательствам банков перед юрлицами-нерезидентами — с 2,5 до 5,5%; по иным обязательствам — с 2,5 до 4,0% .

Причиной этих подвижек, согласно официальному объяснению ЦБ, стали высокие инфляционные ожидания, «превышающие ориентиры по инфляции на текущий год». Опасения, прямо скажем, небеспочвенные. За первые четыре месяца года потребительские цены выросли на 4,3% — многовато для уверенного попадания в целевой диапазон 7–8-процентного роста. Правда, если корректно рассчитать инфляционные темпы (не показатель роста цен в данном месяце по отношению к этому же месяцу прошлого года, а производную роста цен в данной точке, да еще очистить от влияния сезонных факторов), то налицо будет торможение роста цен в первом квартале — с 12% годовых в декабре примерно до 7% в апреле.

Вслед за регулятором к делу ужесточения денежной политики подключился и главный игрок банковского рынка. В начале мая глава Сбербанка Герман Греф заявил о предстоящем повышении ставок по кредитам, отметив, впрочем, что «когда именно это будет, трудно сказать — может, май, может, июнь». При этом глава Сбербанка подчеркнул, что повышение ставки рефинансирования — «это вектор на удорожание кредитов и снижение кредитной активности», высказав уверенность, что в ближайшее время может произойти дальнейшее увеличение ставок ЦБ. Кроме того, в качестве «безусловного сигнала к повороту в ставках» Греф отметил рост MosPrime Rate — индикативной ставки предоставления рублевых кредитов банками друг другу, что свидетельствует о снижении ликвидности банковской системы. То есть деньги становятся дефицитом, поэтому их цена должна расти.

Следует напомнить, что глава Сбербанка давно выступал за повышение кредитных ставок. Еще летом прошлого года Герман Греф заявил, что ставки по кредитам в российской экономике неоправданно низки: «Сейчас риски в экономике гораздо выше, чем в 2006–2008 годах, а ставки уже ниже, чем были до кризиса». Уже тогда глава Сбербанка утверждал, что «никто не верит в длительность тренда на снижение инфляции», дешевые же кредиты лишь порождают неоправданный оптимизм бизнеса: «Низкими ставками мы загоним инвесторов в новые инвестпроекты, а когда ситуация будет откручиваться обратно, у нас появятся новые банкроты — компании и банки».

Еще раз о необходимости повышения ставок Греф заговорил на заседании совета директоров Сбербанка в декабре прошлого года. «Думаю, в следующем году всем придется повышать ставки, — заявил он тогда. — К концу первого квартала тренд такой возможен: пойдет инфляция вверх, пойдут ставки ЦБ вверх, пойдут вверх ставки по кредитам и депозитам одновременно». Когда с такими прогнозами выступает маркетмейкер рынка (на Сбер приходится треть портфеля корпоративных кредитов), шансы на то, что они сбудутся, очень в