Россия и ее герои

Тема недели
«Эксперт» №30-31 (764) 1 августа 2011
Редакционная статья
Россия и ее герои

Исторические дискуссии в России в последнее время частенько грешат излишней масштабностью. Уж если спорить, так сразу обо всем советском периоде, а то и вовсе обо всей российской истории — хороша она или не очень. Такой подход имеет право на жизнь, но все-таки, когда все сводится исключительно к нему, вряд ли это правильно. Теряется ощущение причастности людей к истории своей страны.

Во многом поэтому темой очередного исторического номера «Эксперта» мы решили сделать людей. Конкретных исторических персонажей, которые немало потрудились для нашей страны, да и для всего мира, но сегодня оказались в тени. Незаслуженно забытые, они остаются нашим историческим капиталом. По-хорошему, их должен бы знать каждый школьник, а их в лучшем случае знают по улицам, названным в их честь, правда, уже мало кто помнит, за что именно.

Подобное историческое расточительство совершенно беспрецедентно. Мы, начав работать над этим номером, с трудом отобрали полтора десятка человек — героев у нашей Родины много, а журнал не безразмерен. И за каждым из этих людей стоит фантастическая по своей глубине и фактуре история, зачастую — жизненная драма или трагедия. Насколько глубже оказывается одна история одного конкретного человека десятков общетеоретических рассуждений об истории России. Взять тот же наиболее дискуссионный сталинский период. Можно, конечно, пытаться понять его исключительно через призму геополитических раскладов, политических репрессий и великих достижений. Но насколько полнее он раскрывается в истории одного человека той эпохи — Авраамия Завенягина, который приложил руку к созданию Магнитки, Норильска и атомной бомбы.

Насколько глубже раскрывается суть мировоззренческих споров и пересечения судеб начала века, когда смотришь на них не «вообще», а, скажем, через призму жизни такого гения, как Владимир Вернадский, человека весьма непростой судьбы. Или же Александра Чаянова — интеллектуала исключительной честности, в конечном итоге «завершившего» выводы своих исследований собственной жизнью.

Когда смотришь на их дела — в них нет и намека на антагонизм. Хотя кто-то из них был помещиком, кто-то ленинским наркомом, кто-то практиком сталинской индустриализации, а кто-то изощренным мыслителем-историком. Все их дела пошли в одну копилку — копилку восхождения великого российского государства, развития нашей страны.

Соотносят ли наши современники себя и свои дела с достижениями этих людей — вопрос не праздный. Чувство сопричастности к многовековому историческому творчеству твоего народа — одно из сильнейших чувств, которое может охватить человека. И если сегодня в своей жизни многие из нас болезненно переживают некую пустоту бытия, то во многом это связано с тем, что разорвана нить нашей повседневной сопричастности делам великих предков, чьими трудами построено государство, в котором мы живем.

Трудно рассчитывать, что один журнальный выпуск может что-то радикально поменять в жизни страны. Но ценно будет даже то, что некоторые из нас избавятся от ощущения опустошенности