Партийная жизнь при чугунном уставе

На улице Правды
Москва, 19.09.2011
«Эксперт» №37 (770)

Чрезвычайные соблазны, произведенные в ходе разжалования богатейшего капиталиста М. Д. Прохорова из дозволенных партийных лидеров, стали майским днем, именинами сердца для глубоко сведущих в кремлевских интригах. Тем более что число сведущих оказалось столь велико, как будто в 14-м корпусе Кремля за портьерой пол-Москвы стояло. Не считая стоявших там же гостей столицы.

Род людской любит конспирологию, с тем ничего не поделаешь, но часто интереснее бывает оценить ситуацию не с конспирологической, а с чисто типологической точки зрения. То есть отвлекшись и от высочайших интересов, и от личности главного героя. Представим себе, что некий абстрактный Z решил испытать себя на политическом поприще. А именно: желает возглавить политическую партию и домогаться власти. При относительно нестесненных правилах игры особых препятствий к таким попыткам не наблюдается.

Эти строки пишутся в журнале, который 16 лет назад возник в результате разногласий между его основателями и руководством издательского дома «Коммерсантъ». Разногласия были разрешены учреждением нынешнего журнала. Будь законодательство о СМИ подобно нынешнему законодательству о партиях, от пытающихся учредить новое издание потребовали бы предъявить 45 тысяч подписчиков еще не выходящего журнала — и со всеми паспортными данными, и чтобы подписчики наличествовали не менее чем в половине субъектов федерации, и еще много чего бы потребовали, и в результате никакого нового журнала заведомо не было бы.

Пример приведен для разъяснения того, что нынешний закон о политических партиях мог бы состоять из одной статьи: «Список разрешенных в РФ политических партий является закрытым. Создание новых партий не дозволяется». После чего возникает вопрос, что же делать в рамках существующего порядка, если все-таки хочется как-то заниматься политикой.

Журнальный пример был приведен выше не случайно, поскольку в области СМИ такие ситуации вполне имели место. Изданный в 1826 г. Устав о цензуре именовали «чугунным», а в нынешнее время, скорее всего, назвали бы «Законом об основных гарантиях прав читателей». Уже исходный устав был чугунен до крайности, а последующие правки давали читателям дополнительные гарантии. С 1832 г. разрешать учреждение новых изданий мог только государь император, а в 1836 г. на поданном ему прошении Николай Павлович начертал: «И без того много». Спустя две недели после этой резолюции министр народного просвещения С. С. Уваров издал циркуляр о том, что «Представление о дозволении новых периодических изданий на некоторое время запрещается». Некоторое время продлилось двадцать лет — вплоть до начала царствования Александра II.

Чугуний был самого высокого качества, но вода способна точить хоть камень, хоть чугуний. Когда нельзя учреждать новые, можно покупать у владельца уже существующие. Знаменитые в истории русской словесности «Отечественные записки» А. А. Краевского явились в результате покупки этого журнала у П. П. Свиньина, под началом которого они были нимало не либеральствующие, но парадно-па

У партнеров

    «Эксперт»
    №37 (770) 19 сентября 2011
    Ликвидность и рост
    Содержание:
    Не в деньгах несчастье

    Несмотря на некоторый дефицит рублевой ликвидности, ситуация в банковской системе далека от кризисной, а темпы роста кредитов более или менее соответствуют спросу на деньги реального сектора экономики. Замедление динамики промышленного производства, вероятнее всего, определяется немонетарными факторами

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Реклама