Иммунитет в разбегающейся Вселенной

Нобелевки этого года вручены за действительно выдающиеся открытия, но эксперты опять нашли брак в решениях комитета главной научной премии мира

Рисунок: Константин Батынков

Очередное присуждение Шведской королевской академией самых престижных премий в трех естественно-научных номинациях — физиологии и медицине, физике и химии — оставило двойственное впечатление. С одной стороны, новыми лауреатами, безусловно, стали ученые, сделавшие важнейшие открытия в своих областях научного знания. Более того, Нобелевские премии по химии и физике достались исследователям, которые уже давно значились в списках наиболее вероятных кандидатов на получение награды. Однако избежать скандальных двусмысленных ситуаций шведским академикам все же не удалось.

По части скандальности на этот раз отличилась премия по физиологии и медицине, а по второму разряду (дисциплинарной неочевидности) — химическая номинация.

Самая неприятная накладка произошла с традиционно открывающей октябрьскую раздачу Нобелевок биомедицинской премией: один из трех лауреатов, американец Ральф Стайнман, получивший премию за «открытие дендритных клеток и их роль в адаптивном иммунитете», скончался от тяжелой формы рака за три дня до официального объявления решения шведских академиков. Со своим недугом он пробовал бороться экспериментальным методом, основанным на его собственных пионерных исследованиях. Увы, лечение не помогло, хотя ученые признают перспективность этого направления.

Как известно, согласно завещанию Альфреда Нобеля, премии его имени должны присуждаться только здравствующим ученым. Однако случай со Стайнманом был признан исключительным, поскольку информация о его кончине якобы была официально получена в Стокгольме через несколько часов, после того как премию присудили. В итоге, немного посовещавшись, Нобелевский комитет принял решение, что все останется в силе, в частности, премиальная доля Стайнмана — половина от общей суммы биомедицинского приза — будет передана его наследникам.

Бурное обсуждение щекотливого вопроса о соблюдении условий завещания Нобеля составило только часть фонового шума, сопровождавшего присуждение этой премии. Двумя другими лауреатами 2011 года стали Брюс Бойтлер из Исследовательского института Скриппса в Калифорнии и Жюль Хоффман из Страсбургского университета «за исследования врожденного иммунитета». И это искусственное объединение в одном «премиальном флаконе» двух разных направлений иммунологических исследований также стало поводом для критических комментариев.

Многих специалистов по меньшей мере удивил тот факт, что в числе лауреатов не был назван известный иммунолог Руслан Меджитов — выходец из Узбекистана, окончивший аспирантуру МГУ, ныне — профессор Йельского университета в США. Интрига поддерживалась еще и тем обстоятельством, что за несколько месяцев до объявления Нобелевских премий в Гонконге объявляли лауреатов премии Шоу (ее называют азиатской Нобелевкой), стартовавшей в 2002 году. В номинации «Медицина» лауреатами за заслуги в изучении врожденного иммунитета стали трое: все те же Бойтлер и Хоффман плюс Меджитов. Cтайнмана в том списке не было.

Две системы иммунитета

Полемика о том, какой иммунитет важнее, врожденный

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (773) 10 октября 2011
    Цены на газ
    Содержание:
    Наконец-то вспомнили о потребителе

    Анализ недавно принятых госорганами документов показывает, что правительство готово отказаться от жесткой поддержки принципа равнодоходности внутренних и экспортных цен на газ вплоть до полного отказа от него

    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама