Не Бродвеем единым

Культура
Сценическое искусство
«Эксперт» №41 (774) 17 октября 2011
В октябре исполняется десять лет со дня премьеры «Норд-Оста», первого русского стационарного мюзикла. Все это десятилетие легкий жанр вел тяжелые бои за выживание на недружелюбной российской почве, но все-таки доказал свое право на существование
Не Бродвеем единым

Конечно, первые мюзиклы в России появились гораздо раньше, еще в 1970-е годы. Рок-оперы «Орфей и Эвридика» Александра Журбина, «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» Алексея Рыбникова и его легендарная «Юнона и Авось» открыли новую страницу в истории театра. Эти яркие и дерзкие спектакли несли заряд чужеземной свободной культуры и предлагали совершенно новый тип театра, где драма, музыка и танец были уравнены в правах. В начале 90-х в Театре Моссовета поставили первый западный мюзикл — рок-оперу Ллойда Уэббера «Иисус Христос суперзвезда». По сути, это была бледная пиратская версия бродвейского спектакля, но для нас сумасшедшие запилы электрогитар и Христос в косухе стали шокирующим откровением. А в 99-м в Театре оперетты появилось «Метро» — первая лицензионная постановка зарубежного мюзикла, осуществленная командой польских профессионалов. И многие начинают отсчет истории мюзикла в России именно с этой даты.

Но все-таки «Метро» шло на базе государственного театра, деля площадку с «Сильвой» и «Фиалками Монмартра». А бродвейская модель мюзикла — это не только определенная стилистика, но и особые технологии. Шоу обязано быть эффектным (мощные декорации, спецэффекты, живой оркестр, большая массовка), а значит, дорогим. Для сравнения: бюджет «Норд-Оста» составлял рекордные для России десятилетней давности 4 млн долларов, а последний бродвейский мюзикл «Человек-паук» обошелся в 65 млн. Окупить такие вложения можно лишь при условии ежедневного проката, следовательно, необходимы свободная площадка и несколько составов исполнителей. Понятно, что объявление «спектакль отменен из-за болезни актера» в таком проекте немыслимо.

Десять лет назад в возможность ежедневных показов у нас не верил никто. Одни говорили: «Наш актер не может изо дня в день повторять одно и то же», другие вторили: «Где вы найдете столько японских туристов, чтобы ежедневно наполнять тысячный зал?» В общем, затея казалась такой же утопичной и фантастической, как самолет-бомбардировщик в натуральную величину на сцене ДК шарикоподшипникового завода. Но этот самолет все-таки взлетел.

«Бороться и искать»

19 октября 2001 года первые зрители «Норд-Оста» стали свидетелями рождения нового жанра — русского мюзикла, сделанного по западным технологиям, но при этом абсолютно своего по содержанию, родного по музыкальному строю. Здесь поражали не только мощные декорации Зиновия Марголина, не только пресловутый бомбардировщик и встававшая изо льда шхуна, не только пляски ненцев и степ на лыжах. «Норд-Ост», как ни странно это прозвучит, был мюзиклом авторским: и сценарий, и музыка, и слова песен были написаны двумя людьми — Алексеем Иващенко и Георгием Васильевым. Они же занимались постановкой и продюсированием, то есть сделали спектакль от и до. Поэтому он вышел на диво цельным, подчиненным единой художественной воле. В мюзикле по роману «Два капитана» чувствовался искренний энтузиазм первопроходцев. Его лейтмотивом был каверинский лозунг: «Бороться, искать, найти и не сдаваться». И звучало это очень вдохнов