Разъединенная Европа

Культура
Москва, 12.12.2011
«Эксперт» №49 (782)
Лучшие фильмы уходящего года, снятые и награжденные в Старом Свете

Фото: Reuters

Первая из зимних итоговых премий присуждается Европейской киноакадемией и, с тех пор как по ряду сложных причин она перестала называться «Феликсом», носит неофициальное имя «Еврооскар». В этом году ее вручали в Берлине в 24-й раз. И не так важны имена лауреатов, как важен круг тех картин, которые попали в премиальный расклад в этом сезоне. Ведь два из трех главных европейских фестивалей, Берлин и Канны, наградили в 2011-м соответственно иранскую и американскую картины, а Венеция — «Фауста», который, конечно, сделан на немецком языке и снят в Европе, однако является в полном смысле слова русским фильмом. То есть не вполне европейским. К тому же «Фауст» выйдет в прокат только в 2012-м, его «Еврооскар» оценит (или пропустит) через год, а пока осталось назвать, вслед за академиками, десять самых значимых европейских фильмов уходящего года.

Первый по праву — «Меланхолия» Ларса фон Триера. Европейские киноакадемики признали последнюю работу датского провокатора лучшим фильмом года. Восемь номинаций против четырех у любого из соперников: победа Триера была предрешена. Однако в Берлин за призом он не явился (по факту фильму достались три награды: к главной добавились призы за операторскую работу и работу художника-постановщика), и явно не из мнительности, а намеренно, исполняя свое обещание больше не выступать на публике, сконцентрировавшись исключительно на кинематографе. Приз на сцене получала жена гения Бенте Триер. «Ларс просил вам ничего не передавать, поскольку больше не делает публичных заявлений, вместо этого он просил вас потеплее поприветствовать», — сказала она, помахав залу рукой. Вообще, триумф «Меланхолии» — любопытное явление: явно не лучший фильм Триера, тем не менее эта темная, безнадежная сказка наилучшим образом ответила самым мрачным ожиданиям и предчувствиям Европы. Предощущение конца света носилось даже в воздухе празднично убранного берлинского «Темподрома», где проходила церемония, — ведущая, одетая в подвенечный убор из «Меланхолии», постоянно шутила на тему надвигающегося банковского кризиса.

Второй и не менее важный — «Туринская лошадь» Белы Тарра. Венгерский мизантроп не приехал на церемонию, поскольку номинаций у него было мало и на призы рассчитывать не приходилось. После Берлина, где он уже уступил первое место «Разводу Надера и Симин», второй раз проигрывать было, видимо, слишком болезненно: как-никак, «Туринская лошадь» — последний, итоговый опус мастера. Очевидно, по этому поводу хотелось бы больше почестей и внимания. Что не отменяет главного: увиденный и оцененный в «Меланхолии» эсхатологический тренд был задан именно magnum opus Тарра. Его минималистский, близкий к формальному совершенству апокалипсис, в котором принимают участие лишь сухорукий крестьянин, его дочь и их лошадь (плюс, конечно, окружающий безлюдный пейзаж), — одно из главных откровений года. На российских экранах картина появится уже в 2012-м.

Следом идет «Месть» Сюзанны Биер. Соотечественница фон Триера, фильмы которой продюсирует возглавляемая им комп

У партнеров

    «Эксперт»
    №49 (782) 12 декабря 2011
    Выборы
    Содержание:
    Нам на другую площадь

    Редакционная статья

    Разное
    Экономика и финансы
    Частные инвестиции
    На улице Правды
    Реклама