О симметрии

Разное

На Болотной площади 10 декабря случилось именно то, к чему семь лет трудолюбиво готовились как те, кто грезил цветными революциями, так и те, кто клялся таковым противостоять. Неожиданный экзамен равно завалили обе стороны. Оппозиционеры, увидевшие наконец наяву народ на площади, не знали, о чём с этим народом говорить; не знали даже, как с ним говорить, — речи ораторов слышала, да и слушала меньшая часть митингующих. Власть оказалась готова не лучше. Немедленное объявление истинными организаторами митинга Госдепа США и лично миссис Клинтон да спешное проведение натужного и жалкого контрмитинга на Манежке — вот и всё, что у неё оказалось наготове после долгих лет недешёвой «антиоранжевой» работы.

Первыми начали показывать класс, естественно, разного толка оппозиционеры. Они долго и неприятно препирались перед митингом, чуть не потеряв сыплющийся на них шанс в метаниях между двумя площадями. Потом они не сумели толком договориться о содержании резолюции. Наконец, уже после митинга они продолжали демонстрировать организационную беспомощность и искреннюю неспособность договариваться — теперь и в прямой интернет-трансляции. Протестное движение могло бы быстро пойти на спад, если бы сама власть не подливала масла в плохо поддерживаемый огонь.

Власть с первой же минуты явила замечательную ригидность, которая не могла не раздражать. Не говоря даже о вполне безумных речах Чурова (про частные квартиры, на которых-де сняты провокационные видеоролики о выборных подтасовках), протестантов злили и настойчивые советы не шуметь попусту, а коли что не так, обращаться в суды. Нет, в суд обращаться и вправду надо, но ведь уже довольно широко известны плоды долгой шлифовки нашего выборного законодательства. Нынче не только узкие специалисты знают, что переписывание итогового протокола — едва ли не важнейший способ фальсификации — давно не является правонарушением; что члена избирательной комиссии можно привлечь к ответственности только с согласия регионального прокурора и пр. Поэтому раздающиеся сверху призывы обращаться в суды, не сопровождаемые активностью хоть тех же прокуроров, не всем нравятся.

Справедливости ради отметим, что и захоти власть исполнить требования митинга на Болотной, ей бы это не удалось: резолюцию там приняли невыполнимую. Чурова уволить, конечно, можно, но расследовать все нарушения и фальсификации или зарегистрировать все оппозиционные партии за отведённые митингом на ответ две недели просто не успеть. Пересчёт голосов на отдельных участках, необходимый и осуществимый, организаторами в резолюцию не внесён. Отменить же прошедшие выборы и назначить новые, как требует резолюция, оставаясь в рамках действующего права, нельзя вообще; а серьёзные сдвиги в действующих законах по требованию одного митинга — не случаются. Власть могла разве что показать готовность к диалогу, но и этого она не делала — вплоть до путинского общения с народом в прямом эфире.

Путин высказал несколько предложений, способных стать началом такого диалога: и про веб-камеры