Наркотик правды

Культура
Москва, 09.04.2012
«Эксперт» №14 (797)
В конце марта Мадонна порадовала поклонников свежим релизом. В новом альбоме 53-летняя певица в чем-то подвела итог своему последнему творческому периоду, как и положено грамотному оратору, перечислив в заключение главные тезисы, произнесенные ранее

Фото: Архив пресс-службы

Свой новый альбом поп-дива решила назвать MDNA. Не секрет, что Мадонна — адепт каббалистического учения, согласно которому, по-разному сочетая буквы (изначально — древнееврейской азбуки), можно влиять на окружающую действительность. Поэтому за решением записать свой псевдоним в виде тетраграмматона у певицы наверняка стояла некая магическая цель. Однако оставим мистику мистикам, тем более что в магической формуле с легкостью угадываются формулы химические.

Во-первых, в MDNA для англосаксонского уха слышно сочетание «My DNA» — «Моя ДНК», что, очевидно, должно означать полную искренность. Не подноготную даже — искренность человека, подающего исследователям материал для биохимического анализа. Другая ассоциация: от MDNA всего одна черточка до MDMA. За этой аббревиатурой скрывается 3,4-метилендиоксиметамфетамин, запрещенный психостимулятор, основная составляющая таблеток экстази. А они, в свою очередь, — неотъемлемая часть танцевального «диско-дискурса», рейв-революции и вселенской любви. Это сильнейший эмпатоген, создающий у принимающего ощущение колоссальной симпатии к ближним. Его даже в гестапо использовали в качестве «наркотика правды» — с переменным, впрочем, успехом. Но главное в нем — экстатический танец любви и веры.

Словом, искренность и еще раз искренность. О применении этого слова в отношении поп-звезд пусть иронично спорят философы, мы же рассмотрим MDNA как манифест — а как еще воспринимать альбом, где Мадонна настаивает на призыве Girls, they just wanna have some fun, напоминающем заголовки порнороликов?

Действительно, певица будто преследует две цели. С одной стороны, она пытается убедить слушателя, что ему вот сейчас-то наконец предстоит окунуться в вечеринку такого уровня веселья и разнузданности, что он должен заплакать от счастья и помолиться, так как праздник имеет шанс оказаться последним. За ярким радужным Give me all your luvin, за почти охотнорядским Girl gone wild, за ударным Turn up the radio сквозит удивительный для Мадонны мрачный посыл. Будто она в любую минуту готова рухнуть на танцпол. Мессидж и впрямь неожиданный. Кажется, будто Мадонна, не сумевшая умереть молодой, живет по-прежнему быстро, и в выборе образа смертника-гедониста в этих песнях явно просвечивает осознанная необходимость отвечать за разгул перед Большим Боссом. Иными словами: «Эй, ребята, я вообще-то Мадонна, так что не мешайте мне уже веселиться… но на всякий случай: рост — 158 сантиметров, красное дерево, без глазета».

Однако стать клиентом этакого Безенчука Мадонне все-таки не хочется. Дело не в том, что она не похожа на Джима Моррисона. И даже на Игги Попа. Дело в той энергии, с которой она напоминает о своей легендарности.

И это кажется второй и главной целью, декларируемой на MDNA, чем-то напоминающем то семилетней давности «Confessions on the dance floor», чем-то — вещи еще конца 1990-х. Мадонна будто перелистывает и зачитывает свое Curriculum Vitae, вспоминая то номер «Hung Up» на «Girl Gone Wild», то «Ray of Light» на «I’m a Sinner». Здесь хвата

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (797) 9 апреля 2012
    Политические реформы
    Содержание:
    Демократизация вопреки реформе

    Политическая реформа Дмитрия Медведева поддержит доминирование «Единой России» административно. Сама же партия едва ли не впервые в своей истории намерена поддержать его и собственными политическими решениями

    Потребление
    Спецвыпуск
    Реклама