Москва, 25.09.2016

О переменах без перемен

Разное
  1. От стабильности к управляемости
    Редакционная статья
  2. Повод начать разговор
    Череда скандалов вокруг РПЦ пустила процесс развития отношений церкви и общества по неправильному, ущербному пути. Действительно содержательные проблемы уступили место совершенно надуманным
  3. Затянется ли ранка
    Слишком жесткая реакция на выходку феминистской группы Pussy Riot принесла церкви больше минусов, чем плюсов, считает диакон Андрей Кураев


Статья доступна только подписчикам журнала

Купив подписку на ONLINE-версию журнала, вы получите доступ ко всем архивным материалам журнала «Эксперт»
240 месяц
Подпишитесь, чтобы иметь полный доступ к материалам журнала «Эксперт»
Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru
Журнал + Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru + доставка печатной версии
Журнал «Эксперт» Доставка печатной версии журнала
Уже оформили подписку? Авторизируйтесь
* Без регистрации вы сможете читать статью только на том устройстве, и в том браузере,
с которого была произведена оплата. Чтобы иметь доступ с любого устройства создайте аккаунт

В последние месяцы принято говорить о росте влияния гражданского общества; идёт политическая реформа, взявшаяся отразить и поддержать этот рост; создаются механизмы для уловления настроений как публики в целом, так и отдельных сообществ. Почему бы не попробовать оценить эти перемены на конкретном примере — тем более что подоспело как нельзя более подходящее для этого известие: работа над проектом ФГОС (федерального государственного образовательного стандарта) для старших классов подходит к концу, и документ скоро будет принят.

Напомню: первый проект стандарта, подготовленный прошлой зимой под руководством гендиректора издательства «Просвещение» Кондакова, предусматривал в 10–11-м классах всего четыре обязательных предмета: физкультуру, ОБЖ (не ешьте мухоморов и проверяйте годность огнетушителей), никем не виданную дисциплину «Россия в мире» и совсем уж загадочный «индивидуальный проект» — прочие предметы уменьшались в числе и статусе, становясь факультативными. Публика, некстати прознав о проекте, пришла в ярость; протест быстро стал массовым. Академия образования спешно выкатила альтернативный документ: он был поприличнее, но по сути от кондаковского отличался мало. Протесты не смолкали. Тогда была образована комиссия по объединению версий стандарта во главе с директором Курчатовского центра Ковальчуком.

Комиссия работала очень тихо — настолько тихо, что даже её персональный состав так и не опубликован. Но на этой неделе «Московские новости» сообщили о заседании комиссии — возможно, одном из последних: её работа, оказывается, близка к завершению. Мне удалось раздобыть материал, обсуждавшийся на том заседании. Пришлось клясться, что не выдам источник: комиссия не желает утечек. Она права: результат её трудов вызовет скандал, поскольку ничем существенным не отличится от одиозной кондаковской бумаги. Да, вместо четырёх в старшей школе будет шесть обязательных предметов (всего — девять), всё же остальное — точь-в-точь. То же обвальное сокращение объёма знаний под звонким лозунгом вариативности. То же вымывание важнейших школьных дисциплин. Те же «интегрированные курсы», которых никто не потрудился разработать. То же разделение профильных и базовых уровней изучения предмета (первые — примерно программа советской школы, второе — её осколки). Наконец, тот же принципиальный отказ от разговора о содержании обучения — и, следовательно, то же отсутствие в «стандарте» стандарта. Что должен знать стандартный выпускник школы, ФГОС так и не скажет.

Минобр уже доволен результатом. Замминистра Реморенко сказал МН, что «у старшеклассников будет больше времени на подготовку к ЕГЭ по профильным предметам, а эта задача и ставилась перед разработчиками нового стандарта». Славная задача: если сегодняшняя школа — ЕГЭ с бахромой, отчего бы не пообрывать и бахрому? И ошибки Кондакова модернизаторы не повторят: документ станет известен публике поближе к официальному принятию. «Новый стандарт будет выложен на сайте, замечания будут приниматься, но этап, когда учителя могли