Научите меня жить

Культура
Литература
«Эксперт» №23 (806) 11 июня 2012
В Москве проходит 7-й Московский международный открытый книжный фестиваль с внушительной детской программой, показывающей, что детские книги сегодня стали энциклопедией современной жизни
Научите меня жить

Если когда-то на ребенка смотрели как на недочеловека, которого нужно научить ходить, говорить, думать, и только после этого он становился полноправным членом общества, то теперь угол зрения несколько изменился: дети непринципиально отличаются от взрослых. Взрослый — такой же ребенок, только большой. А значит, у взрослых и детей схожие проблемы и способы их решения. За последнее время на русском языке вышло впечатляющее количество книг для детей буквально на все случаи их маленькой жизни. Раньше родители или бабушка с дедушкой твердили рыдающему полуторагодовалому малышу о пользе чистки зубов или убеждали его не бить Машу лопаткой по голове, когда она берет его машинку. Теперь нужно просто почитать малышу соответствующую книжку («Маша и Миша: чистим зубы» «Маша и Миша: катаемся по очереди», издательство Clever).

Опыт чужого детства

Книги учат детей, как себя вести на чужом дне рождения, обращаться со своими и чужими домашними животными, рассказывают, чем поцелуй бабушки отличается от поцелуя ровесника в песочнице, учат не бояться темноты и монстра под кроватью. Тому, как относиться к смерти близких, разводу родителей, рождению младшего брата или сестры. Отвечают на вопросы, зачем нужно ходить в школу и как себя вести в случае инцеста.

Извечной триаде «Маршак, Барто, Чуковский» появилась достойная альтернатива — на русский язык перевели хрестоматийных англоязычных авторов, на которых выросло не одно поколение. Это Маргарет Уайз Браун с ее знаменитыми «Баю-баюшки, Луна» и «Как зайчонок убегал» или, скажем, «Идем ловить медведя» Майкла Розена. Это книжки-картонки для самых маленьких. Но переводили их такие серьезные поэты, как Марина Бородицкая («Баю-баюшки, Луна») и Григорий Кружков («Идем ловить медведя»). Про перевод Кружкова критики даже высказывались в том духе, что получился Шекспир для детей. Впрочем, и у Бородицкой переводы ничуть не хуже.

Для маленьких предназначены и книжки знаменитого американского сказочника и художника-иллюстратора Эрика Карла. «Мы были первым российским издательством, чьи представители подошли к Эрику Карлу и сказали: мы хотим покупать ваши книжки, — рассказывает Юлия Загачин, директор издательства “Розовый жираф”. — До этого никому в голову не приходило даже просто узнать цену. И это при том, что его книжка “Очень голодная гусеница” продается в мире каждые двадцать пять секунд. В России над нами тогда все смеялись. А сейчас каждый наш следующий десятитысячный тираж уходит быстрее предыдущего».

После «Голодной гусеницы» «Розовый жираф» выпустил еще несколько книг Эрика Карла — «Морской конек», «Снежный сон», «От головы до ног», «Грубиянка в крапинку». Их привлекательность — в необычных иллюстрациях. Карл работает в технике коллажа из папиросной бумаги, которую складывает в несколько слоев и раскрашивает. Часто в его книгах присутствуют и «прорезные иллюстрации»: сквозь отверстие на страничке видна часть следующей странички, за ней — следующей, и так до самого конца. Книги выглядят необычно. А еще они интерактивны — чи