Приватизация господдержки

Русский бизнес / Кризис-менеджмент Единственный на Дальнем Востоке сталеплавильный комбинат «Амурметалл» спустя три года после формальной продажи ВЭБу близок к очистке от обременений в пользу прежнего собственника. Претенденты на актив имеются, однако оживить эту «хромую утку» будет непросто — компания пятый год генерирует убытки и находится в повторном дефолте по гигантскому долгу
Фото: Вячеслав Реутов / Коммерсантъ

5 августа истекает срок действия оферты, выставленной Внешэкономбанком бывшему владельцу дальневосточного металлургического предприятия «Амурметалл» Александру Шишкину на обратный выкуп компании, приобретенной ВЭБом в рамках оказания федеральной антикризисной поддержки осенью 2009 года. Чтобы вновь завладеть активом, Шишкину надо также погасить долг по кредитной линии ВЭБа в размере 5,309 млрд рублей. Шансы найти деньги у банков исчезающе малы — совокупная задолженность компании перед хозяйственными кредиторами, держателями облигаций и банками оценивается в 28 млрд рублей (это две ее годовые выручки). С 15 мая компания находится в повторном дефолте — она перестала обслуживать реструктурированную в рамках мирового соглашения часть долга, а в июне подала иск о банкротстве.

Тем не менее в последние два месяца активный интерес к «Амурметаллу» проявляет Уралвагонзавод. Прямолинейный вариант вписывания дальневосточного сталелитейного комбината в экономику уральского ФГУПа — возить по железной дороге листовой прокат для вагонов за несколько тысяч километров из Комсомольска-на-Амуре в Нижний Тагил — очевидно абсурден. Вероятно, у Уралвагонзавода есть далеко идущие планы выстраивания замкнутого производственного цикла с участием «Амурметалла» на Дальнем Востоке.

Просматриваются и другие разумные сценарии включения комсомольских металлургов в бизнес-орбиту крупных компаний, в частности группы «Петропавловск» или Объединенной судостроительной компании. А вот кредиторам «Амурметалла» не позавидуешь. Им светит либо повторная реструктуризация, либо — в случае доведения процедуры банкротства до финальной стадии — реализация активов компании по частям и фиксация крупных убытков.

Болезненная ломозависимость

«Советский Дальний Восток ранее располагал значительными мощностями по судостроению и судоремонту, которые предъявляли устойчивый спрос на листовой прокат, с которым “Амурсталь” — такое название тогда носило предприятие — едва справлялась, — вспоминает доцент географического факультета МГУ профессор Владимир Горлов. — Не раз обсуждался вопрос о строительстве в регионе еще одного металлургического комбината на углях Южной Якутии и местных железных рудах».

В рыночный период дальневосточное судостроение схлопнулось, внутренний спрос на качественный листовой прокат в регионе резко упал. Комбинат был вынужден развернуть поставки готовой продукции на экспорт, а внутри страны хорошо расходился арматурный прокат — неизбежный спутник промышленного и жилищного строительства. Доля предприятия на российском рынке арматурного проката составила в 2009 году всего 3,7%. Однако на дальневосточном рынке «Амурметалл» явный монополист — на его поставки приходится 92% регионального рынка арматурного проката, в Восточной Сибири — около 10%.

Традиционной ахиллесовой пятой «Амурметалла» еще с 1990-х годов были поставки сырья. Ситуация стала совсем скверной в 1997-м после того, как правительство отменило пошлины на экспорт лома черных металлов. Это сделало более привлекательными поста