Волонтеры под солнцем

Волонтеры под солнцем

Это нижняя часть Крымска залита грязной жижей, а в гостинице «Гигант» — горячая вода, кафе и вайфай. Ко мне подселилась московская блондинка Алена Попова. Цивилизованный человек не может остаться равнодушным к трагедии. Она приехала с волонтерами, чтобы организовывать. Но те остались в палатках, в чистом поле у объездной дороги. У них четыре биотуалета, а душа нет.

Алена Попова привезла с собой чемодан, пакет и еще пакет: с феном, утюжком для волос, косметичками и чем-то еще. Чего-то еще было много. Все это использовалось по утрам, когда девушка наводила марафет перед походом в потрясенный трагедией город. Одетая в стиле «сафари», так сейчас модно. В городе я видела блондинку однажды. Грызла огурец. Уже полчаса искала машину, потому что надо поехать из центра в лагерь волонтеров. Крымск задыхался от пробок. Пешком из центра до лагеря волонтеров полчаса.

Вечером через день блондинка собрала чемодан, пакеты, простилась:

— Уезжаю в Москву. У меня все контракты горят!

И предупредила:

— Ой, я тут со всеми перезнакомилась. Вечером ребята придут. Спросят чокнутую блондинку, скажи, я улетела. Обещали принести вино и цветы!

— Алена, а ты тут выполняешь какие функции? — проснулся у меня интерес.

— Я, — девушка с серьезным лицом замерла в дверях, — общественный деятель.

«Ребята» действительно пришли, когда на город опустилась ночь. Долго долбились в дверь. Зачем приезжала в Крымск обворожительная блондинка Алена? А «ребята» с вином?

На сайте Поповой написано: «Общественный деятель, кандидат в депутаты Государственной думы VI созыва, блогер, активный интернет-предприниматель». Ниже: «Представляю политику дел». Еще на главной странице схемка. По бокам мелким шрифтом: политика, бизнес, общество, социальное. А в центре большущими буквами: «АЛЕНА ПОПОВА».

Вечером в парках Крымска весело гогочут расквартированные прямо тут в палатках сотрудники МЧС и чего-то еще. Тут нет местных жителей, пострадавших от наводнения. Они целый день разгребали грязь в своих домах, оформляли бумажки на компенсации, а теперь мертвым сном спят в эвакуационных пунктах или квартирах родственников.

А днем в палаточном лагере фонда «Обнаженные сердца» волонтеры под палящим солнцем таскают коробки. Разгружают прибывший товар, фасуют, заносят в машины для доставки пострадавшим. Они тоже будут крепко спать этой ночью. Кажется, что рабочих пчелок немного, не больше десяти. Но это только здесь. Такие ребята жужжат в пострадавших домах и пунктах раздачи помощи по всему городу. Они работают на износ, нередко сутками. Их носы облупились, глаза помутнели, и общаться со мной им не хочется. Душа в лагере «Обнаженных сердец» по-прежнему нет, зато обосраны почти все биотуалеты.

— Наташа, где базовые пакеты? Скоро ребята уедут, — спрашивает координатора молодой человек, который загружает гуманитарной помощью «Газель».

— Да сейчас, — раздраженно отмахивается Наташа. Ведь она занята важнейшим делом: дает мне интервью. Потом спохватывается. Рядом товарищи, смотрят.

— Очень важно сейчас дать интервью СМИ! —