О любви к трефовым валетам

Разное
«Эксперт» №32 (814) 13 августа 2012
О любви к трефовым валетам

«Мне всё не даёт покоя старинная сказка одна». В конце июля ректор РЭШ Гуриев дал «Снобу» интервью, где подробно объяснил, почему профессиональное сообщество поддерживает министра образования, а курс, проводимый Минобром, безальтернативен. Событие никак не выдающееся: сторонники этого курса публикуют подобные тексты безостановочно. Но один пассаж из гуриевского интервью всё нейдёт у меня из головы. Ректор выразился так: «Здесь есть консенсус: понятно, что нужно делать, чтобы улучшить наше образование. Будь я министром, я бы делал то же самое. Будь министром ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов или ректор Московской школы управления “Сколково” Андрей Волков, они бы делали то же самое». Тут прекрасна не банальная мысль, что при исполнении роли министра любым членом весьма обозримой группки адептов нескончаемой реформы образования всё шло бы в точности так же, как идёт. Тут прекрасна аксиома: никто, кроме членов этой группки, в роли министра заведомо немыслим. Я не хочу сказать, что это неправда — в сегодняшних обстоятельствах это, похоже, печальная правда. Но очень уж лихо звучит: смотрите, как у нас чудесно устроено — какую карту ни вытянем из колоды, всё будет трефовый валет.

Скажи Гуриев хоть одну фразу (ин­тер­вью-то не резиновое): мол, оппоненты кузьминовско-фурсенко-ливановского курса не годятся в министры потому-то и потому-то; или даже не потому-то, а просто «мне не нравятся» — другое бы дело. Но он не видит нужды в реверансах: нет на горизонте никаких оппонентов, говорит он, в сообществе консенсус. А это уже прямая неправда. Если речь о педагогическом сообществе в целом, то оно в тяжёлом большинстве своём из одних оппонентов и состоит. О помянутой группке реформаторов оно могло бы сказать знаменитой фразой с декабрьских митингов: «Вы нас даже не представляете». Оно, собственно, примерно так и говорит, когда ему по недосмотру дают слово — почитайте, например, хоть отчёты об июльском съезде словесников в Москве. Если же речь идёт о сообществе ректорском — так, наверно, тоже можно понять г-на Гуриева, — то тут дело несколько сложнее.

Ректоры в сегодняшней России натуго привязаны к начальству — и кнутом, и пряником. Кнутом — ибо уже лет сто, а то и двести нигде в мире начальство не лезет так открыто в выборы ректоров. Пряником — ибо трудами минобровских реформаторов в отечественных вузах цветёт уже и не феодализм, а чистое рабовладение: ректор и его ближайшее окружение находятся в большинстве вузов как раз в таких отношениях с преподавательской массой. А ещё нынешний министр, как ожидается, будет сильно урезать долю пирога, до сих пор отводившуюся Академии наук, что вполне соответствует краткосрочным интересам ректорского корпуса. Так что впрямую критиковать Минобр ректоры не склонны; но по сути — поддержкой не пахнет и среди них. Послушайте, что чуть не все они говорят о динамике качества абитуриентов, да и о священной корове ЕГЭ.

Кстати, о ЕГЭ. В гуриевском интервью о нём пропета привычная песнь: мол, плюсов больше, чем минусов. Вообще-то, этими бук