Завод, который нужен только рабочим

Русский бизнес
Москва, 10.09.2012
«Эксперт» №36 (818)
Конфликт вокруг Богословского алюминиевого завода близок к завершению. Производство сохранится, а «Русал», скорее всего, получит льготный тариф на электроэнергию. Однако все это не решает ключевых проблем БАЗа: производство на заводе устарело, а кооперационные связи с энергетиками разорваны

Фото: РИА Новости

Митинги протеста против закрытия электролизного производства на Богословском алюминиевом заводе (БАЗ), прошедшие 2 августа в городе Краснотурьинске, заставили вмешаться правительство России. По итогам переговоров для БАЗа должен быть разработан новый льготный тариф на электроэнергию, в результате чего собственник, компания «Русал», производство алюминия на нем сохранит. Почти все СМИ совершенно правильно увязали эту историю с разборками между совладельцами «Русала» Олегом Дерипаской и Виктором Вексельбергом, первый из них контролирует текущую деятельность «Русала», а значит, и БАЗа, а второй — местную ТЭЦ, которая поставляет энергию на завод. Однако далеко не все заметили, что, как бы ни враждовали и ни мирились бизнесмены, проблемы у Богословского алюминиевого завода останутся. И дело тут не только во взаимоотношениях акционеров, а в технологических особенностях завода.

Модернизация обошла его стороной

Богословский завод — один из самых старых в российской алюминиевой промышленности. Строили его в годы войны, с 1940-го по 1945 год. Снабжение завода электроэнергией, как и всех производств военного времени, возлагалось на местную столь же старую ТЭЦ, которая еще и отапливала город. Уже к концу 1960-х стало ясно, что по себестоимости первичного алюминия БАЗ не сможет конкурировать с заводами в Братске и Красноярске. Поэтому рост объемов производства алюминия на нем заморозили, а ставку сделали на производство глинозема из местных бокситов (для нужд сибирских алюминиевых гигантов). В начале 1990-х БАЗ был приобретен структурами Виктора Вексельберга и Леонарда Блаватника и включен в группу СУАЛ, которая не стала проводить никакой модернизации, а лишь увеличила загрузку электролизеров и выпуск алюминия. После слияния активов «Русала», СУАЛа и Glencor в 2006 году значимость БАЗа внутри объединенной структуры резко снизилась. Если в СУАЛе Богословский алюминиевый завод был вторым по мощности производителем алюминия и крупнейшим поставщиком глинозема, то внутри «Русала» на его долю пришлось лишь 4% установленных мощностей по производству алюминия. В результате основной поток инвестиций внутри «Русала» пошел на его базовые алюминиевые заводы в Сибири. Эффективная эксплуатация электролизного производства БАЗа была возможна только в период высоких цен на алюминий, которые держались до 2009 года. Сразу же после падения цен «Русал» сократил производство почти на треть, а в 2011 году начал ликвидацию ранее законсервированных электролизеров старых серий; тогда же было объявлено о возможности полной остановки завода. Единственным способом решения проблемы «Русал» называл приведение цены на электроэнергию для БАЗа к уровню тарифов для промпотребителей в Иркутской области и Красноярском крае. То есть двух-трехкратное снижение тарифов по сравнению со всеми остальными промышленными потребителями в области.

Конфликт акционеров наложился на проблемы БАЗа позднее. Когда Вексельберг покинул совет директоров «Русала», судьба БАЗа была предрешена. Ведь снабжающая его Бого

У партнеров

    «Эксперт»
    №36 (818) 10 сентября 2012
    Электромобили
    Содержание:
    Электроскептики и электрооптимисты

    Электромобили бесшумны, хорошо ускоряются и непривычно комфортно проходят повороты. Однако они быстро расходуют энергию, а их интегральная экономичность и экологичность преувеличены. Поэтому будущее не за ними, а за гибридами

    Частные инвестиции
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама