О пустословии по делам национальностей

Разное
«Эксперт» №44 (826) 5 ноября 2012
О пустословии по делам национальностей

Депутат Госдумы и член Совета при президенте по межнациональным отношениям Журавлёв считает необходимым разработать и подписать некий «общественный договор между всеми национальностями, проживающими на территории России». Впрочем, может быть, нужен не договор в собственном смысле слова, а «декларация народов России». Как бы там ни было, «после утверждения Стратегии национальной политики президентом 1 декабря этого года» такую бумагу будет необходимо принять — и на ближайшей встрече Путина с Советом г-н Журавлёв намерен «настаивать» на этой идее. Не в том беда, что инициативный депутат едва ли сумел бы ответить непостыдным образом на простейшие вопросы: что нетривиального готовы дружно подписать «все национальности»? кто уполномочен аварцами или якутами (я уж не говорю русскими) подобные договоры подписывать? чем этот кто-то — или уполномочившие его аварцы или якуты (я уж не говорю русские) — должны будут расплатиться в случае нарушения договора — и так далее. Беда в том, что таких вопросов никто и не задаёт: радостное пустословие в этой сложнейшей и весьма болезненной сфере почитается не просто допустимым, но единственно допустимым сортом высказывания. И сугубая беда в том, что в точности таким же благонамеренным бла-бла-бла, имеющим мало прослеживаемых связей с реальностью, оказался и проект Стратегии национальной политики, выданный теперь на обсуждение. А это вам не «дансе с верояциями» отдельного депутата: стратегию-то начальство велит доделать в течение месяца. Стало быть, этот проект и примут — с какими-нибудь мелкими изменениями. И напрасно.

Все последние годы власть вела себя по отношению к национальному вопросу весьма последовательно: его почти официально приказывалось не замечать. Всё идёт, как идёт, а обсуждать незачем. «Борьба с проявлениями ксенофобии» — это пожалуйста, если в меру, но сверх того — ни-ни. Даже Госкомнац расформировали, чтобы не подавал поводов к ненужным умствованиям. А для тех, кто упорно не желал понимать, о чём следует помалкивать, завели и устрожили до невероятия 282-ю статью УК. Такую политику не назовёшь идеальной: противоречия и конфликты в обсуждаемой сфере от умолчаний не исцелялись, а нарастали; но политика эта в известном смысле была честной: не знали, что сказать, — молчали. Что теперь решено заговорить — скорее правильно. Всё и так уже очень запущено. Но что взялись говорить, не имея сколько-нибудь прочных ответов на базовые вопросы, не радует.

Да что там ответов — в важнейшем случае и сам вопрос продолжает оставаться табуированным: русский вопрос. В этом — и не только в этом — творцы национальной политики РФ послушно следуют опыту предшественников (поэтому особенно смешно читать в проекте, что чуть не все межэтнические беды у нас суть «последствия советской национальной политики»). В СССР тоже русского вопроса не было. И русского народа не было. Была «новая историческая общность — советский народ». Тов. Суслов, захоти он по этому поводу объясниться, мог бы сказать, что русских в стране меньше половины, и