Остановить монстра!

Экономика и финансы / Финансовое регулирование Создание мегарегулятора на основе ЦБ усилит конфликты интересов внутри структуры, дезорганизует работу небанковских финансовых игроков и ослабит российскую финансовую систему
Рисунок: Игорь Шапошников

Россия может лишиться крупного финансового ведомства. У Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) велики шансы раствориться в Центробанке. Прошедшее в минувший четверг заседание Открытого правительства, посвященное этому вопросу, показало, что обладающих достаточной степенью влиятельности оппонентов идеи создания мегарегулятора на базе ЦБ практически не осталось.

Бог с ним, с ведомством, его не жалко. Тем паче, что перешедшие в ЦБ чиновники ФСФР выиграют в статусе (заметно) и зарплате (сильно). Гораздо более серьезные последствия ждут управляемую систему. С нашей точки зрения, концентрация у ЦБ функций надзора и регулирования всех субъектов финансового рынка контрпродуктивна и существенно увеличит системные риски, присущие российской финансовой системе.

Аппаратный клинч

Дискуссии о создании мегарегулятора — органа, концентрирующего функции по регулированию и надзору на всех сегментах финансового рынка, — с разной степенью интенсивности идут в России с начала 1990-х годов. Старожилы рынка наверняка помнят аппаратные сшибки ЦБ и ФКЦБ (предшественница ФСФР), подогретые несовместимостью их подходов к регулированию.

Наиболее компетентно и активно проблема обсуждалась на заседании правительства весной 2007 года, когда выяснилось, что для создания полноценного мегарегулятора нужно менять Конституцию, после чего вопрос «замылился».

Нынешняя реинкарнация произошла неожиданно. Все началось с рутинного совещания по совершенствованию системы регулирования на финансовых рынках, организованного первым вице-премьером Игорем Шуваловым в конце августа текущего года. На совещании глава ФСФР Дмитрий Панкин поставил вопрос о расширении кадрового состава службы на несколько сот человек и о соответствующем расширении ресурсов в связи с передачей ФСФР надзора за микрофинансовыми организациями и кредитными кооперативами. Шувалов не удовлетворил просьбу Панкина. А меньше чем через месяц направил Владимиру Путину доклад «О совершенствовании системы регулирования и надзора на финансовых рынках», в котором предложил передать Банку России полномочия ФСФР по нормативно-правовому регулированию, контролю и надзору в сфере финансовых рынков. Причем провести все необходимые организационные процедуры первый вице-премьер предложил, не затягивая, уже до конца 2013 года.

Президент не стал рубить с плеча, призвав к тщательному обсуждению инициативы. «Правительство предлагает объединить ФСФР на базе Центрального банка. У этой идеи много сторонников, есть и оппоненты. Я предлагаю банковскому и инвестсообществу, всем заинтересованным сторонам подключиться к обсуждению этого вопроса», — заявил Владимир Путин в начале октября на форуме «Россия зовет».

Вскоре после этого премьер-министр Дмитрий Медведев дал поручение проработать три варианта реформы регулирования на финансовом рынке.

За прошедшие с тех пор полтора месяца было высказано немало критических аргументов в адрес концепции Шувалова, предложены альтернативные модели создания мегарегулятора в стране. В частности, Национальная а