Угрожать не значит воевать

Повестка дня
«Эксперт» №14 (846) 8 апреля 2013
Угрожать не значит воевать

За последние месяцы КНДР, по-видимому, побила свой собственный рекорд по числу угроз и провокаций. Сначала Пхеньян денонсировал ряд соглашений, поддерживающих минимальную стабильность на полуострове, в том числе договоренности о безъядерной зоне. Затем Ким Чен Ын приказал армии готовиться к войне, прежде всего — к нанесению ракетного удара «в любой момент по материковой части США, по действующим военным базам на Тихом океане, включая Гавайи и Гуам, а также по Южной Корее». Северокорейские генералы заявляют, что «отныне понятие ядерной войны для Корейского полуострова имеет не абстрактный, а реальный характер». Наконец, в конце прошлой недели руководство КНДР предложило «ввиду обострения ситуации на полуострове» эвакуировать из Пхеньяна ряд посольств, в том числе российское.

Подобная агрессивность Пхеньяна может быть реакцией на проходившие американо-южнокорейские военные учения. Пхеньян всегда на них нервно реагировал, и не только потому, что считал их личным оскорблением. В КНДР опасаются, что локальные военные учения могут резко перерасти в полномасштабный американо-японо-южнокорейский блицкриг. Поскольку сейчас внутри северокорейской элиты проходят весьма болезненные процессы (связанные с переходным периодом и масштабной чисткой генеральских рядов, устроенной Ким Чен Ыном), Пхеньян считает, что враги могут воспользоваться слабостью КНДР.

Другая причина провокационных действий КНДР может быть связана именно с политической трансформацией страны и чисткой элиты. Опала ряда генералов — вынужденная мера: Ким Чен Ын хочет полагаться на партийные кадры, а его отец Ким Чен Ир делал упор на армию и тем самым серьезно усилил позиции генералитета. Однако для успешной чистки нынешнему лидеру необходимо одновременно защититься от возможной критики в слабости и обвинений в намеренном развале армии. Отсюда его демонстративная агрессивность. По некоторым данным, именно Ким Чен Ын стоял за торпедированием корвета «Чхоннан» в 2010 году, и сегодняшние угрозы являются продолжением его имиджевой политики.

Наконец, третье и наиболее вероятное объяснение агрессии Пхеньяна состоит в том, что КНДР вновь использует стандартный для себя способ вызвать США на переговоры. Попытки сделать это более цивилизованными методами, в частности передать просьбу через известного американского баскетболиста Денниса Родмана, который в феврале посетил КНДР и встречался с Ким Чен Ыном, ярым фанатом баскетбола, не удались. Вместо этого США подписали с Южной Кореей соглашение о совместном ответе на северокорейские военные провокации. Суть их в том, что реакция будет не локальной, а тотальной: ответный удар будет нанесен не по точке, откуда прошла провокация (например, по северокорейскому кораблю, который торпедировал южнокорейский), а по командным пунктам и важнейшим объектам на территории Северной Кореи.

Впрочем, нежелание КНДР начинать войну не означает, что ее не будет. Есть риск, что северокорейские радары воспримут стаю птиц как начало авианалета, и Пхеньян нанесет ответный удар. Или