Бомба для кандидата

Политика
Северный Кавказ
«Эксперт» №22 (853) 3 июня 2013
В ожидании выборов главы Дагестана в республике наблюдается всплеск насилия. Плохая новость в том, что даже после победы наиболее вероятного кандидата безопаснее в республике не станет
Бомба для кандидата

Дагестан вновь напомнил о себе как о перманентно нестабильном и довольно опасном регионе. В центре Махачкалы, на проспекте Гамзатова, в паре минут ходьбы от здания республиканского МВД, произошел взрыв. Пострадали 15 человек, среди них пять сотрудников полиции. Двое пострадавших вскоре скончались в больнице. За несколько дней до этого, 20 мая, в столице Дагестана уже прогремело два взрыва, унесших жизни восьмерых. Меры безопасности, ожидаемо усиленные после двойного теракта, не помешали смертнице Мадине Алиевой осуществить самоподрыв посреди бела дня в центре города. По предварительным данным экспертизы, самодельное взрывное устройство, собранное из осколочной гранаты Ф-1 и поражающих элементов в виде стальных шариков, имело мощность порядка 500 граммов в тротиловом эквиваленте.

Последний крупный теракт сравнимого масштаба произошел в республиканской столице чуть больше года назад, в начале мая 2012 года. Тогда взорвалась остановленная на посту ДПС для проверки документов «Лада Приора». В скором времени после того, как к месту трагедии прибыли силовики, детонировал мощный заряд взрывчатки, предварительно спрятанный в стоящей рядом «Газели». Тогда, по данным МВД, число погибших составило 13 человек, пострадало же более 100. Четыре месяца спустя в Дагестане произошло еще одно убийство, всколыхнувшее общественность далеко за пределами республики. 28 августа 2012 Аминат Курбанова (Алла Сапрыкина), чей супруг и его брат состояли в незаконных вооруженных формированиях, под видом девушки, желающей принять ислам, пришла в дом известного духовного лидера суфиев шейха Саида Афанди Черкейского и привела в действие взрывное устройство. От полученных ранений на месте скончались помимо самого шейха еще шесть человек. К слову, следственные органы Дагестана до этого заявляли, что Аминат Курбанова имеет непосредственное отношение к двойному взрыву на посту ДПС.

Последний же теракт — уже четвертая за год террористическая атака, где исполнителем выступала жена (а чаще вдова) человека, числящегося боевиком в незаконных вооруженных формированиях. К примеру, Алиева жила в гражданском браке с двумя убитыми ранее боевиками — Курбаном Джапаевым и Али Алиевым.

Не терроризм

Впрочем, инцидент с Алиевой отличается от остальных не столько личностью исполнителя теракта, к сожалению, довольно типичной для Северного Кавказа, сколько реакцией на него правоохранительных органов. Так, следственный комитет по Дагестану возбудил уголовное дело по статьям 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов), 105 ч. 2 (покушение на убийство двух или более лиц общественно опасным способом), 222 ч. 1 (незаконный оборот оружия) и 223 ч. 1 (незаконное изготовление взрывчатки) УК РФ. Среди этого длинного списка статей разной степени тяжести отсутствует самая, казалось бы, очевидная ст. 205 Уголовного кодекса — терроризм. Почему представители силовых структур не считают произошедшее терактом, в СК ответа не дают.

Особой версии правоохранительных органов о причинах эскалации ак