Рестораны повышенного риска

Частные инвестиции
Акции
«Эксперт» №36 (866) 9 сентября 2013
Попытка компании «Проектные инвестиции» раскрутить бизнес на средства, привлеченные с биржи, не удалась. Акции компании теперь интересны разве что спекулянтам
Рестораны повышенного риска

Владелец ночного клуба, работавшего на арендуемых площадях, затеял строительство ресторанного холдинга. Для воплощения своей мечты он решил пойти непривычным для России путем — привлечь капитал не у знакомых или в банке, а на бирже, продав там акции. Так в конце 2009 года на Московской бирже появились акции компании «Проектные инвестиции». В середине августа нынешнего года они были переведены в сектор компаний с повышенным инвестиционным риском и теперь торгуются в специальном режиме. Этот сектор создан на Московской бирже год назад — чтобы защитить права инвесторов и снизить их финансовые потери от приобретения на торгах ценных бумаг с непрогнозируемым уровнем инвестиционного риска. Включить эмитента в этот сектор бирже рекомендует ее комитет по листингу или комитет по фондовому рынку. Кроме «Проектных инвестиций» в секторе сейчас представлена лишь малоизвестная и неликвидная компания «Богородские деликатесы»; еще одного эмитента, «Главторгпродукт», в этот сектор сначала внесли, а потом исключили.

Что же касается «Проектных инвестиций», то инвесторы, покупавшие акции этой компании, похоже, не успели спастись от повышенного риска. На пике акции ПРИН торговались по 17 рублей за штуку, а к моменту своего перевода в особо рискованный сектор они стоили около 30 копеек (см. график). И судя по всему, на повышение держателям этих бумаг надеяться не стоит.

Деньги с биржи

К моменту появления на бирже «Проектных инвестиций» на открытом рынке торговались акции лишь одного ресторанного холдинга — «Росинтера». Динамика их была (и остается) неважной, и «Проектные инвестиции» казались неплохой альтернативой. Тем более что еще Уоррен Баффет говорил, что надо инвестировать только в тот бизнес, который ты понимаешь, а управлять рестораном, как считают многие, — плевое дело. Концепцией ПРИН были инвестиции в ресторанный бизнес — «демократичные заведения (рестораны, кафе), ориентированные на потребителей со средним уровнем доходов и предлагающие своим гостям дружелюбную атмосферу европейских кафе и ресторанов в сочетании с авторскими интерьерами и недорогой, но хорошей кухней». Число ресторанов планировалось довести с одного в 2009 году до 16 к концу 2012-го. К моменту выхода ПРИН на биржу ее владельцем числился ветеран ГУ МВД РФ по ЦФО, полковник милиции и исполнительный директор благотворительного общественного фонда «Долг и память» Лембит Корк (ему принадлежало 99,9% акций; правда, г-н Корк является генеральным директором в других обществах и вряд ли был конечным бенефициаром). А в начале 2010 года основными владельцами ПРИН стали два офшора.

В начале 2010 года владельцы ПРИН начали продавать акции на рынке и за полгода продали около 20%, во всяком случае, один из офшоров, владевший 21% акций, полностью исчез из числа владельцев холдинга. «Доли акционеров сокращались, так как часть их акций ушла в рынок, еще часть ушла на сделки репо, и потом немного было потеряно на маржин-коллах», — сказал «Эксперту» председатель совета директоров ПРИН Василий Лавров. По его сл