Инфернальный энтомолог

Книги
«Эксперт» №37 (867) 16 сентября 2013
Впервые изданы воспоминания офицера, разведчика и энтомолога Виктора Мочульского. Последний том рукописей был обнаружен в архивах, расшифрован и переведен с трех языков (французского, старонемецкого и русского)
Инфернальный энтомолог

Наш автор — разведчик Генштаба, и взгляд у него острый, привыкший к обобщениям и глубоким выводам. Вспоминая юность, он не изменяет привычке к анализу, и в результате выходят вовсе не сентиментальные рассказы о незабвенных днях, а рассказы об условиях жизни в России, способах устройства армии, власти, правления Николая I. Тут и убийства государей, и критика пронизывающего все блата, и осуждение военного характера империи, которая вся насквозь была устроена по армейскому образцу. Описание Варшавского восстания имеет тот же критический характер — восстание произошло, по мысли автора, от нарушения русским великим князем польской конституции и чинимого им произвола. Русскую армию губит блат, присутствие великих князей и их любимчиков.

Мочульский пишет так резко, настолько критически, что трудно поверить, что это мысли XIX века. Будто современный человек через двести лет решил критиковать николаевское царствование. Ясная, отстраненная мысль редко удается современнику, недаром говорят, что истории надо отстояться, историю пишут «погодя», когда все уже умерли. А тут — нельзя сказать, чтобы анализ Мочульского был безупречен, однако можно назвать десяток книг современных историков, выговаривающих примерно те идеи, которые он высказывает в немногих словах.

«Заходящее кроваво-красное солнце освещало горящие золотом эполеты и расшитые мундиры сопровождающих фельдмаршала офицеров». Автор рассказывает, как польская артиллерия дала залп по выделяющейся группе офицеров, он был сильно контужен и на всю жизнь потерял возможность слышать левым ухом, а несколько месяцев ходил совсем глухой. Вот Мочульский, не евший два дня, вместе с казаками устраивается подкрепиться случайно добытым, как всё на фронте, куском говядины, и в следующий миг все они лежат без сознания. В костер попало ядро, уничтожив не только котелок с говядиной, но даже и вилку, которой автор как раз тянулся к сочному куску.

Переворачиваем страницу… Куда делся фронт, ядра, смерть, голод, сугробы? Наш герой отправился на поправку домой и встретил там кузину, страдающую лунатизмом. Следующая часть воспоминаний — подробный рассказ о соотношении влияния солнечных и лунных сил, баланс которых обеспечивает жизнь человека. Ясновидение, мистические озарения, хождение во сне и начатки оккультного естествознания на манер Парацельса — вот содержание бесед, которые молодой офицер ведет с прекрасной девушкой, на которой он обещал жениться.

Глава обрывается на полуслове, никакого завершения истории нет, воспоминания идут дальше, и автор отправляется на Кавказ. По дороге заезжает в Москву и беседует с Фишером фон Вальдгеймом, знаменитым энтомологом. Служит на Кавказе во время восстания Шамиля и отправляется в горы, на разведку. Проходит селения лезгин, попадает к тушинам и хевсурам еще в те времена, когда они носили кольчуги. Затем командирован в киргизские степи, сражается там с восставшими кочевниками. Описание ночного нападения на стойбище казахов соседствует с гипотезой о том, что монголы пришли в Азию из Америк