А этого спасать не будем

Экономика и финансы
Юбилей
«Эксперт» №38 (868) 23 сентября 2013
В разгар кризиса 2008 года действия американских властей — прежде всего ФРС и министерства финансов — выглядели хаотичными и непоследовательными. По прошествии пяти лет выясняется, что логика в действиях властей имелась
А этого спасать не будем

Банкротство американского инвестбанка Lehman Brothers — главное глобальное событие на протяжении вот уже пяти лет. Даже война в Ливии и свержение Муаммара Каддафи меркнут на фоне совершенно нетелегеничного заката банка, запустившего глобальный экономический кризис (Великую рецессию), последствия которого мы продолжаем сегодня переживать и будем переживать еще не один год.

Напомним, что в середине сентября 2008 года Lehman Brothers был четвертым крупнейшим инвестбанком мира. Он имел активов на 639 млрд долларов и долгов на 613 млрд долларов, однако оценка значительной части активов (например, ипотечных облигаций CDO) оказалась сильно завышенной, из-за чего банк оказался неплатежеспособен. Вроде бы все просто и понятно. Тем не менее до сих пор остаются не до конца ясны истоки непоследовательности американских властей, которые в том же 2008 году предоставляли экстренное финансирование для спасения других крупных финансовых институтов. Почему же именно Lehman Brothers власти разрешили рухнуть?

Голые короли

Вопрос этот далеко не праздный, поскольку именно непоследовательность решений во многом определила глубину кризиса — по крайней мере в его стартовой фазе. Инвесторы перестали понимать логику властей, что было воспринято либо как нерешительность, либо как переход к избирательному отношению к крупнейшим финансовым домам — и то и другое одинаково губительно для рынков, особенно в условиях начинающего сдуваться пузыря.

«Невозможно отрицать, что федеральные чиновники, включая министра финансов Генри Полсона, главу ФРС Бена Бернанке и президента Федерального резервного банка Нью-Йорка Тимоти Гайтнера, сыграли свою роль в формировании паники на рынке через серию непоследовательных решений. Они предложили финансовую помощь Bear Stearns и помогли Fannie Mae и Freddie Mac, но вынудили Lehman начать процедуру банкротства, вскоре после чего спасли AIG. Каков был порядок этих решений? Какими были правила? Выглядит так, будто никаких правил не было, и инвесторы оказались в растерянности. Неудивительно, что они начали паниковать», — написал спустя полгода после банкротства Lehman американский журналист Эндрю Соркин в своей ставшей бестселлером книге «Слишком большие, чтобы рухнуть».

Естественно, что непрозрачность принятия решений привела к появлению различных легенд и конспирологических версий, объясняющих происшедшее. Например, шуму наделала история о том, что Lehman собирался спасти Уоррен Баффет, возглавивший компанию инвесторов, но до него в решающий момент не смогли дозвониться…

Теневую подоплеку этого проанализировал американский публицист Дэвид Уэссел, который представил свою (ставшую широко распространенной) интерпретацию происшедшего. В книге «В ФРС мы верим» (2009) он утверждает, что чиновники в самом деле пытались найти покупателя, чтобы предотвратить падение Lehman (напомним, еще в августе 2008 года велись переговоры о продаже этого американского банка Korea Development Bank и еще двум банкам). Однако при этом они не хотели оказывать финансовую помощ