Джокер Нобелевского комитета

Тема недели
Нобелевские премии
«Эксперт» №41 (871) 14 октября 2013
Редакционная статья
Джокер Нобелевского комитета

Минувшая нобелевская неделя запомнится наблюдателям небывалым, почти рулеточным азартом в деле угадывания очередных лауреатов. Угадывание, правда, сводилось в основном к демонстрации различных наукометрических рейтингов, прежде всего влиятельного Thomson Reuters.

Ссылаясь на данные Thomson Reuters (он определяет самых цитируемых ученых), федеральные и не очень телеканалы, печатные СМИ, радиостанции и интернет-ресурсы взахлеб обсуждали шансы наиболее вероятных, с их точки зрения, кандидатов, а самые шустрые даже публиковали с ними интервью. Так, лидирующий по цитируемости в рейтинге Thomson Reuters химик Валерий Фокин был вынужден объяснять в десятках медиа, что лидерство в цитируемости и решение Нобелевского комитета напрямую никак не связаны, внеся по ходу дела весомый вклад в популяризацию клик-химии. А замученный журналистами Питер Хиггс даже сбежал из дома в канун объявления результатов, оставив у телефона сакраментальную записку в том духе, что «не беспокойтесь, вернусь, когда все станет ясно».

Приобщение отечественных СМИ к мировой моде на выдающихся ученых, становящихся благодаря рейтингам, телеэкранам и газетным страницам такими же шоуменами, как спортсмены и политики, можно только приветствовать. Понятно также желание медийной общественности увидеть в числе лауреатов своих соотечественников. Но нам кажется, что в наметившемся тренде объявлять «лауреатов цитирования» на основе библиометрического рейтинга до решения Нобелевского комитета есть и более интересная подоплека.

Потенциальные шансы на получение Нобелевской премии автоматически обсчитываются подразделением агентства Thomson Reuters при помощи библиометрической базы данных, которая регулярно отслеживает количественный индекс цитируемости самых влиятельных в своей научной области ученых на основании публикаций в научной прессе за последние три десятилетия. Обновляемый на базе этого обсчета список «лучших из лучших» затем сужается до минимума уже при помощи некоего «живого экспертного анализа» (так написано на официальном сайте). Незадолго до нобелевской недели тройка лидеров публикуется и вызывает ежегодный ажиотаж. Что делать в этой ситуации Нобелевскому комитету? Если его решение будет регулярно совпадать с томсоновским прогнозом, в «нобелевке» пропадет главное — интрига, да и сам комитет останется не у дел. Полное несовпадение списка лауреатов с «самыми цитируемыми» из года в год тоже будет нонсенсом. В любом случае совсем игнорировать библиометрический прогноз шведские академики вряд ли могут. Но нобелевские протоколы могут быть преданы гласности только через пятьдесят лет, а Thomson Reuters публикует имена своих кандидатов с 2002 года, так что ждать полного прояснения ситуации с реальным влиянием томсоновского «фальстарта» на результаты нобелевской экспертизы еще долго. Впрочем, обращение к статистике наводит на определенные размышления.

По официальной информации агентства, составителям прогнозных рейтингов удалось правильно предсказать с 2002 года аж 32 ученых, ставших впослед