Старт олимпийских судов

Русский бизнес
Олимпиада
«Эксперт» №45 (875) 11 ноября 2013
Инвесторы требуют от государства создания условий возврата средств, вложенных в олимпийские объекты. «Базэл» уже инициировал судебные разбирательства по этому поводу. Другие инвесторы пока надеются на госпомощь и налоговые льготы
Старт олимпийских судов

В олимпийском Сочи продолжается судебная тяжба между «Базовым элементом», «Олимпстроем» и ВЭБом: стороны пытаются выяснить, кто же в конечном счете должен заплатить за убыточные олимпийские проекты. История началась весной этого года, когда «Базэл», владелец Имеретинского порта, подал в суд иск к Внешэкономбанку с требованием изменить условия погашения кредита, привлеченного на строительство порта, мотивировав это тем, что обещанного «Олимпстроем» грузопотока через порт обеспечено не было, порт терпит убытки, а значит, не может выполнять кредитные обязательства. А на днях ВЭБ подал встречный судебный иск к Имеретинскому порту в связи с тем, что порт не возвращает банку кредит.

Подобного рода обмен судебными исками — прецедент на праздничном олимпийском пространстве. Однако Имеретинский порт далеко не первый убыточный объект, построенный к сочинской Олимпиаде: нерентабельных сооружений не менее восьми. В их числе, например, бобслейная трасса, трамплин, горнолыжный курорт Роза Хутор. Практически все объекты построены на заемные средства государственных банков под поручительство «Олимпстроя». Кроме того, пока непонятно, как будут возвращаться средства, потраченные на строительство жилой и рекреационной недвижимости.

Олимпиада еще не началась, а инвесторы уже бьют тревогу и требуют от государства обеспечить условия для возврата инвестиций в нерентабельные проекты. На какие уступки пойдут власти, пока неизвестно. Но если проблема не будет решена, механизм государственно-частного партнерства при возведении крупных инфраструктурных объектов, на который российские власти делают ставку в развитии экономики страны, будет дискредитирован. По словам председателя наблюдательного совета «Базэла» Олега Дерипаски, «такой масштабный проект, как Олимпиада, должен стать примером и мощным стимулом для дальнейшего развития частно-государственного партнерства. Пока же все наоборот».

Пустой порт

Имеретинский грузовой порт работает с апреля 2011 года. По кредитному соглашению с ВЭБом на период подготовки к Олимпиаде порт может быть использован только для перевалки строительных грузов, предназначенных для возведения объектов олимпийского назначения. Частный инвестор «Базэл» вложил в этот проект около 7 млрд рублей, из них 3,8 млрд — кредит от Внешэкономбанка. Еще около 6 млрд составили госинвестиции на строительство гидротехнических сооружений.

Планировалось, что к началу Олимпиады через порт будет перевалено 14–16 млн тонн строительных грузов. Однако за все время его работы объем едва превысил 3 млн тонн (при мощности порта 5 млн тонн грузов в год). Недозагруженность мощностей повлекла за собой снижение запланированных доходов и, как следствие, сложности с возвратом заемных средств. «Еще во время строительства порта на государственном уровне было принято решение о перераспределении транспортировки грузов не морским путем, а автомобилями и по железной дороге. Порт не только не мог изменить ход поставки строительных материалов, но и не имел права осуществлять перевалку гр

Олимпийские убытки и прибыли

В 1970 году Монреаль израсходовал на Олимпиаду в десять раз больше средств, чем планировал изначально. Причиной удорожания стал спад в экономике и плохой менеджмент. Убытки в размере 1 млрд долларов возмещались Монреалем в течение последующих 20 лет. Этот случай известен миру под названием «монреальская ловушка». В подобной ситуации оказывалась и наша страна: в 1980 году на московскую Олимпиаду было израсходовано 9 млрд долларов, что в разы превысило заложенный бюджет и принесло нашей стране колоссальные убытки.

Убытки Олимпиады в Сиднее в 2000 году связаны с тем, что после ее проведения большинство спортивных сооружений обанкротилось, потому что потребность в спортивных сооружениях у жителей Сиднея значительно меньше, чем их было построено.Еще одним примером служит случай с Грецией. Все сооружения для Олимпиады в Афинах в 2004 году были полностью построены за счет государства. Недостаток опыта по строительству и хозяйствованию привел к превышению сметы на 50%. Убытки погашались на протяжении нескольких последующих лет.

Самая прибыльная Олимпиада — в Атланте в 1996 году. Ее бюджет по разным оценкам составил 1,7–1,8 млрд долларов, прибыль — 600-900 млн долларов. Только за права на трансляцию телекомпании заплатили почти миллиард долларов. Циклопические постройки впервые были заменены временными сооружениями, которые после соревнований благополучно разобрали. Олимпийская деревня сейчас служит жильем для студентов местного университета.