Разочарование авангардом

Культура
Выставки
«Эксперт» №18-19 (897) 28 апреля 2014
В Манеже открылся масштабный мультимедийный проект Питера Гринуэя и Саскии Боддеке «Золотой век русского авангарда», от которого ждали откровений об искусстве, а получили голливудскую трактовку известных образов
Разочарование авангардом

Британец Питер Гринуэй знаменит не только как кинорежиссер, но и как интерпретатор классики. «Золотой век» — его любимая тема, неважно, к какой стране и эпохе относится это определение — голландскому XVII веку и «Ночному дозору» Рембрандта, итальянскому Ренессансу с «Тайной вечерей» Леонардо и «Браком в Кане Галилейской» Веронезе. «Оживив» эти полотна, Гринуэй вместе с супругой, голландским театральным режиссером Саскией Боддеке, взялся за краткий, но плодотворный период русского авангарда, условно ограничив его 1910–1930 годами.

К слову, это не первый проект Питера Гринуэя в Москве — восемь лет назад он уже приезжал на медиафорум, который сокуратор нынешней выставки Ольга Шишко проводит в рамках Московского кинофестиваля. Тогда Гринуэя пришлось долго уговаривать: как настоящая звезда, он отнекивался, говорил, что давно перестал быть режиссером в традиционном смысле, и только когда понял, что зовут его как медиахудожника, сменил гнев на милость, согласился прочитать лекцию и привез один из любимых своих экспериментальных проектов — «Чемоданы Тульса Люпера».

Художником Гринуэй мечтал стать еще в детстве, но потом почитал Борхеса, посмотрел Бергмана и переключился на кино — чтобы в зрелом возрасте наконец заняться чистым изобразительным искусством, не отказываясь от кинокамеры.

Что касается авторства нынешнего проекта, то тут есть своя интрига, вполне в духе отношений русских авангардистов. Наглец, назвавший однажды Наталью Гончарову «мадам Ларионовой», тут же получил пощечину. Почти так же реагирует Саския Боддеке на всеобщие восторги по поводу работы своего мужа. Сколько ни улещивали ее комплиментами вроде «у каждого мэтра должна быть своя Саския» (намекая на Рембрандта и его первую жену), Боддеке непреклонна — по ее словам, Гринуэй только и сделал, что написал «либретто» для «Золотого века», а все остальное целиком и полностью ее заслуга. Что ж, ей виднее.

Не будет преувеличением сказать, что «Золотой век русского авангарда» ждали, как ждут мало какую выставку в избалованной событиями Москве. В процессе работы Гринуэй охотно раздавал интервью, в которых рассуждал о смыслах, роли и значении этого периода в искусстве. Он на-гора выдавал афоризмы: «Авангард — экспериментальная вещь с коротким сроком жизни» или «“Черный квадрат” — эмблема великих идей и одновременно их провала». Рассуждал о том, что беспредметное искусство неизбежно возвращается к фигуративности. Говорил о трагедии авангарда и его уместившейся в 20 лет позитивной программы, которая была раздавлена догматичным, консервативным искусством советского времени. Исходя из этого от большого режиссера ждали больших откровений. Ждали анализа, новых смыслов, сопоставлений и трактовок. Но стоило ли? С тем же успехом можно ждать открытий от голливудских фильмов по мотивам русской классики — «Анны Карениной» и прочих. Костюмы хороши, актеры красивы, а смыслы ускользают. Кажется, сторонний взгляд откроет нам что-то новое в себе, но увы. Словом, шоу Гринуэя и Боддеке, представленное наконец зрителю