Большая лапша

Русский бизнес
Москва, 30.06.2014
«Эксперт» №27 (906)
На что делаете ставку? - На простую, вкусную и интересную уличную еду за адекватные деньги. Где от типичного фаст-фуда только быстрота обслуживания.

130 тыс. ежемесячно продаваемых упаковок лапши, по 27 метров в каждой. Итого в месяц клиенты «Воккера» съедают 3,5 тыс. километров макаронных изделий. Концепцию лапшичной основатели подсмотрели в Европе. Первую точку продаж рекламщики — тогда еще муж и жена Алексей Гисак и Инна Петрова — открыли в 2008-м. Все, кто пытался делать нечто подобное, довольно быстро обанкротились еще за несколько лет до них. Ниша пустовала. Продукт, несмотря на частое появление в голливудских фильмах, для россиян был непонятным. Чтобы закрепиться в категории и не обанкротиться на стадии «приручения» клиента, предприниматели создали вспомогательный проект всем понятных супов — «СУПкультура». Получилось. Сейчас адаптированный азиатский фастфуд самостоятелен, по востребованности и узнаваемости уже догнал когда-то такие же непривычные для россиян гамбургеры. Подготовленный рынок насыщается другими игроками. Что касается первого успешного проекта, к лету 2014 года сеть «Воккера» разрослась до 13 мини-кафе плюс доставка. Еще 20 объектов по России подписаны на франшизу.

«Монопродукт выгоден в первую очередь потому, что не приходится распыляться. С такой концепцией проще контролировать базовый продукт, чем с меню на тридцать листов. Гораздо правильнее делать одно блюдо, но очень хорошо. Не нужно разбрасываться и в позиционировании. Это очень важно: зачем к тебе люди приходят? Вот к этим — за бургерами, к этим — за блинами. К нам — за коробкой с лапшой», — рассуждает Гисак.

На старте

«Всегда хотела что-то создавать. Отсутствие реального продукта, который можно потрогать руками, меня сильно расстраивало, когда работала в рекламном агентстве», — вспоминает Инна Петрова. У двух молодых, активных сотрудников рекламных агентств ровно к экономическому кризису скопилась приличная сумма. Встал традиционный вопрос: «Что мы с деньгами будем делать? Машины купим? Или будем что-то развивать? А давай сделаем бар! А давай пойдем к нашей приятельнице и что-нибудь с ней сделаем, — вспоминает Алексей и продолжает: — С 2000 года я работал в рекламе. Деньги были не самые плохие. Работа, конечно, интересная, но достаточно инфантильная. Да и творческая область довольно плоская: вот ты копирайтер, вот ты креативный директор. Ну и что — сидеть до 40 лет снимать эти ролики?»

Самая распространенная мечта всех, кто в 2004–2008 годах хотел делать свое дело, — кафе. Ресторан. Сеть ресторанов. В общем, общепит. Сразу было решено делать фастфуд, недорогой, отличающийся от других и легко тиражируемый. Подумывали о франшизе, но поняли: добавочного смысла западный бренд не даст — во-первых, нет ни одного внятного, узнаваемого товарного знака, во-вторых, технология понятна, а правила игры на рынке все равно придется осваивать самим.

«В 2007 году мы зарегистрировали товарный знак. Сделали презентацию и стали с ней ходить по торговым центрам. Говорить: мы такие классные. Мы будем отличаться от всех. По большому счету, так делается любой проект: есть идея, тебе нужно ее обсчитать, прописать. Если нет средств, сна

У партнеров

    «Эксперт»
    №27 (906) 30 июня 2014
    Платежные системы
    Содержание:
    Занимательная картография

    Создать национальную платежную систему необходимо, но сделать это в короткие сроки не получится. Поэтому выдавливание из России Visa и MasterCard — бессмысленный и опасный процесс

    Потребление
    На улице Правды
    Реклама