Как напугать «Газпром»

Частные инвестиции / Права акционеров У «Газпрома» разгорается крупный конфликт с акционерами дочерних структур. Свои интересы защищают владельцы бумаг газораспределительных компаний, в том числе миноритарии — регионы и работники самого «Газпрома»
Фото: РИА Новости

«Газпром» предлагает отменить обязанность компаний с госучастием выкупать акции у своих миноритариев — в тех случаях, когда сделки осуществляются во исполнение актов президента и правительства. С такой просьбой в адрес министра экономического развития Алексея Улюкаева выступил председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер.

Таким образом «Газпром» пытается защититься от миноритарных акционеров своих «дочек» — 72 региональных газораспределяющих компаний. На протяжении последнего года в судах различных инстанций мелкие акционеры облгазов доказывают, что монополия нарушает Закон об акционерных обществах. Уже есть решение суда, в котором говорится, что у «Газпрома» возникла обязанность направить акционерам предложения о выкупе их акций. Однако при этом суд не может обязать «Газпром» сделать оферту, так как в российском законодательстве не предусмотрена возможность заставить кого-то заключить сделку. Кроме судебного решения есть и предписания ЦБ, органа, отвечающего за исполнение Закона об акционерных обществах и порядок на финансовом рынке. Центробанк считает, что «Газпром» должен выставить оферту. Но компания оспаривает предписания ЦБ в судах.

Чтобы обернуть эту неустойчивую ситуацию в свою пользу, газовый холдинг предлагает изменить законодательство. Обращение Миллера к Улюкаеву беспрецедентно: фактически несколько физических и юридических лиц вынудили «Газпром» просить помощи у Министерства экономического развития.

Конфликт с миноритариями облгазов не на пользу и самой монополии, изрядно подпортившей имидж, и инвестиционному фону в стране: шутка ли — крупнейшая компания, вместо того чтобы исполнять закон, пытается изменить его. Да и деньги, около 8 млрд рублей, которые «Газпром» должен был выплатить за акции облгазов, пошли бы не «злобным спекулянтам» с биржи, а в первую очередь работникам самих облгазов и очень небогатым региональным бюджетам.

Контроль за «народным достоянием»

До 2010 года у государства не было прямого контроля над компанией «Газпром». Через Росимущество оно владело 38,37% газпромовских акций, еще 10,74% принадлежало «Роснефтегазу» (РНГ). Небольшой пакет — 0,89% акций монополии — числился за «Росгазификацией», чьи 75% государство контролировало через тот же РНГ. В результате эффективная доля государства в «Газпроме» составляла всего 49,77%.

Проблему контроля над монополией пытались решить несколько лет. Был разработан план, по которому «Газпром» должен был выкупить у «Росгазификации» свои собственные бумаги и передать их РНГ в обмен на доли в 78 облгазах — региональных газовых сетях. Эта сложная схема была утверждена, но долго не исполнялась. В 2010 году тогдашний премьер-министр Владимир Путин распорядился закончить сделку. Облгазов к тому моменту осталось только 72. Прождав сделку три года, РНГ понял, что в «Газпроме» могут тянуть еще очень долго. Весной 2013 года «Роснефтегаз» просто вышел на биржу и купил необходимые для прямого контроля над монополией 0,23% акций «Газпрома». Дальше наняли независимого оценщика, который оце